не нужно слов слушать музыку online или скачать бесплатно в MP3

И не нужно слов… (идущий по лезвию) / стихи.ру

Дарит негу земле рассвет,

Просыпается сонный мир,

Позвони мне, скажи “Привет”,

Я устал быть совсем один.

Я устал от унылых снов,

Что наполнены злой бедой,

Не жалея волшебных слов,

Ты ладони коснись рукой.

Расскажи, как жила одна,
Как печаль поверяла сну,
Как светила в окно Луна,
Как ты слушала тишину,
Не желая сжигать мосты,
Продолжая любить и ждать,
Как слагала в ночи стихи,
Не желая упрямо спать,

Как искала в большой толпе
Мой до боли знакомый взгляд,
Но, встречая глаза не те,
Ты с досадою шла назад.
Как давали совет друзья –
С глаз долой и из сердца вон,
Только было всё это зря,
Сердцем знала – наступит он,

Тот волнительно – чудный день,
Тот волшебно – прекрасный час,
Будет в парке цвести сирень,
И сойдутся пути у нас,
Параллели соединив,
Рассмеётся малыш Амур,
Разнесётся любви мотив,
Если пальцы коснутся струн.

Ты прошепчешь: “Я так ждала”,
Я отвечу – “Тебя искал”,
И закружится голова,
И ворвётся звенящий май,
В наших душах зажжёт весну –
Ты же знаешь, как я скучал,
Ты же веришь, как я люблю,
Я тебя постоянно звал.

Расскажи мне, о чём звенит
За окошком весенний дождь,
Повиликою обними, я пойму…
И не нужно слов…

Не нужно слов

Кэтрин Джонер – известная певица, композитор, настоящая звезда. Но если бы ее спросили, чего она хочет больше всего, она бы ответила: «Любить и быть любимой». Кэт жаждала любви, будучи ребенком. Она изголодалась по ней, когда подростком скиталась из города в город. И став певицей, Кэтрин отдавала свою любовь публике, и поклонники отвечали ей тем же.

Почему же у Кэт никак не складываются дела на личном фронте? Может быть потому, что иногда бывает очень сложно понять, что счастье рядом.

Слушают сейчас

dj karimov amp dj oskar remix22 не обижайся mp3меня все ненавидятводица dj karimov amp dj oskar remixbeatrich we areодноклассники акустическая версияbeat pared o03 прочпектtype beat quavotype beat texasдура акустическая версияspirit beat jonny sender konk d versionversos no beat fasesme and u hard dance editbeat it up feat luni infamousbeat type thugpolno beat policyno more war it ain t necessarily sobroarz 97 97 companyno brag just factelle kiffpapa de ao brilho que tem seus olhosporem hoje naoyoutube максим мой ангелrain 10 rain soundpor m n o possolucid dreamer demoя постоянно хочу спатьстебе от меня

Читать

Кэтрин Джонер возвращалась домой. Она любила сама управлять своим роскошным автомобилем, и ей доставляло удовольствие время от времени превышать скорость. С пронзительным визгом тормозов Кэтрин остановила машину у коротко подстриженного кустарника.

Вбежав в дом, она сразу же устремилась в музыкальный салон, бросилась на обитую шелком викторианскую тахту и невидящим взглядом уставилась в одну точку. Девушка выглядела сильно взволнованной, каждый нерв в ней словно вибрировал.

Звезда эстрады, автор и исполнитель лирических песен Кэтрин Джонер была стройной миниатюрной женщиной, стремительной, немного нервозной. Нежный овал лица, чуть заостренный подбородок, дымчато-серые глаза и чудесные длинные волосы, золотистые, слегка с рыжинкой. Словом, одна из тех, кто привлекает взгляды и сердца мужчин. А неповторимый бархатный голос принес ей славу. Кэтрин пользовалась потрясающим успехом, который давался ей, однако, не даром, – она трудилась до седьмого пота, доводя свое искусство до совершенства. Она была создана для сцены. В этом заключалась ее жизнь. Под звуки музыки кровь быстрее пульсировала в ее жилах.

Главным предметом в салоне был концертный рояль. На нем она играла часто и подолгу. В остальном комнату заполняли разностильные, но дорогие ее сердцу предметы обстановки: лампы под шелковыми абажурами, персидские коврики, цветочные горшки с африканскими фиалками. Одну стену сплошь увешивали присужденные ей награды, золотые и платиновые диски с записями ее песен, декоративные тарелки, символические ключи от городов, где она давала концерты. На другой стене помещалась в рамке отдельно изданная первая песня, которую она сочинила. Особое место занимал портрет женщины работы Ренуара, удивительным образом напоминающий облик хозяйки этого дома.

Кэтрин позволяла подруге и компаньонке Марианне обставлять любую комнату в доме, как той захочется, только не музыкальную. Певица чувствовала потребность обустроить салон соответственно собственным вкусам. Это для нее было такой же потребностью, как самой водить машину. Она не разрешала никому наводить там порядок, потому что атмосфера салона помогала ей помнить, кто такая на самом деле Кэтрин Джонер. Но ни любимая комната, ни вождение машины сейчас не успокоили ее нервы. Кэтрин направилась к роялю.

Она заиграла Бетховена. Полная трагизма музыка звучала в унисон с ее настроением. Даже когда она закончила играть, в воздухе, казалось, остались витать ее гнев и смятение.

– Я вижу, ты дома, – мягко прозвучали слова Марианны, появившейся в дверях.

Эта стройная, элегантно одетая брюнетка вошла в жизнь Кэтрин спокойно и естественно шесть лет назад. Девушка из богатой семьи регулярно посещала вечера у старых богачей и изнывала от скуки. Встреча с певицей, которую она боготворила, изменила ее жизнь. Они подружились, и Марианна поселилась в доме Кэтрин.

– Хорошо прошла запись? – спросила Марианна.

Она всегда держалась очень прямо. Ее волосы были гладко причесаны и стянуты в пучок, что придавало ей строгий вид. Девушка была хороша собой, а темный пушок над верхней губой придавал ее лицу своеобразную привлекательность.

Кэтрин подняла голову и улыбнулась, избегая смотреть в лицо Марианне. Прошло некоторое время, пока она решилась бросить на нее беспомощный, опустошенный взгляд.

– Что случилось?

Кэтрин глубоко вздохнула.

– Он здесь.

– Где ты увидела его? – Марианна не спрашивала, кто «он». Она знала, о ком речь.

– В студии. Он стоял у кабины. Не знаю, сколько времени он провел там, прежде чем я его увидела.

– Удивительно. Что это Фредерик Эмбридж делает в Лондоне? – поджала тонкие губы Марианна.

– Не знаю. – Кэтрин покачала головой. – Может быть, он снова приехал на гастроли. – Она пыталась избавиться от напряжения, потирая руками шею… – Фред придет сюда завтра.

– Ты хочешь видеть его, Кэт? – Вопрос был задан в лоб. Кэтрин знала, что Марианна практичная, организованная, логически мыслящая женщина, придающая значение деталям, обладала такими качествами, которых начисто лишена была сама Кэтрин. Они прекрасно дополняли друг друга.

– Нет… то есть да… – Она поднесла руки к вискам. – Не знаю. Я люблю его. О Господи, я думала, что уже сыта им по горло, думала, что с этим покончено! – Издав стон, она вскочила и стала прохаживаться по комнате. Сейчас в ней ничто не напоминало блестящую звезду эстрады: одетая в джинсы и полотняную блузку, несчастная, охваченная отчаянием простая девушка. – Я скрывала свою боль, была так уверена, что все прошло. Но как только увидела его, чувство вспыхнуло с новой силой. Я знала, рано или поздно я прибегу к нему, где бы он ни был. И представляла себе, что мы снова встретимся в Лондоне в какой-нибудь компании… может быть, так было бы легче. Но сегодня в студии… Я только подняла глаза, а он стоит… совсем рядом. Все возвратилось. И произошло так быстро, что я не успела опомниться. Я пела эту проклятую песню, которую написала после того, как он оставил меня.

Кэтрин потрясла головой, словно отгоняя видение, и грустно улыбнулась.

– Что ты собираешься делать? – задала вопрос Марианна.

– Делать? – переспросила Кэтрин. Она ходила по комнате, и волосы у нее развевались от стремительных движений. – Я ничего не собираюсь делать. Я не ребенок, который чувствует себя счастливым каждый раз, когда ему дарят игрушку. Мне едва исполнилось двадцать лет, когда я встретила Фредерика Эмбриджа и была ослеплена его талантом. Он был добр ко мне, а я так остро в этом нуждалась! Я совершенно ошалела от него и от моего собственного успеха тоже. Потеряла голову. Однако я не могла дать ему то, что он хотел от меня, я не была готова психологически и эмоционально. Тогда он внезапно скрылся. Он не понял меня совершенно. И даже не попытался узнать, почему я сказала «нет». – Она повернулась к Марианне. – Почему ты ничего не говоришь?

– Ты прекрасно обойдешься без моих советов.

– Ну ладно. – Кэтрин сунула руки в карманы и посмотрела в окно. – Да, если не хочешь испытывать боль, не следует быть скрытной. Ты человек, к которому я никогда не обращалась с просьбой удержать меня от ошибок, и ты единственная, кто не покинул меня в беде. Фред вскружил мне голову тогда, несколько лет назад. Возможно, это была любовь, только любовь девочки, легко уходящая. Но сегодня, увидев его, я была в шоке, особенно после того, как закончила песню, которая вдруг так подошла к моменту и так ясно объясняла мое теперешнее состояние. – Кэтрин снова уставилась в окно. – Завтра он придет и скажет все. Ему есть что сказать. Потом он уйдет. И это будет конец.

Марианна внимательно изучала лицо подруги.

– О да. – Кэтрин уже устала от вспышки эмоций, но еще больше от того, что была столь откровенной. Она взяла себя в руки. – Мне нравится моя жизнь такой, как она есть, и я не собираюсь ее менять. Однажды я сказала «нет», скажу «нет» и на сей раз.

Кэтрин тщательно выбирала костюм. На завтраке со своим агентом она хотела выглядеть ослепительной. Певица знала, что это необходимо для успеха. А, кроме того, изысканная одежда придавала ей уверенность в себе. В дорогом ресторане всякий, кто не был одет роскошно, чувствовал себя не слишком уверенно.

Кэтрин выбрала синий шелковый жакет покроя «кимоно», такого же цвета узкие в обтяжку брюки и блузку персикового цвета. В сочетании с элегантной парижской шляпкой и дорогими серьгами этот наряд был великолепен.

§

– У тебя красивое миниатюрное тело, Кэт. Ни одна из моих клиенток не наденет платье без того, что ты называешь «откровенным». Хорошо, снимай его. Костюм прекрасен именно в таком виде, я не стану его переделывать. Со временем ты поймешь, что он – для тебя.

– Я буду чувствовать себя, как на осмотре у врача, – сказала Кэтрин, надевая синие брюки в обтяжку и блузку. – Кто знает самые большие секреты о нашем теле? Только портной.

– А кто знает еще больше о ваших секретах, дорогая? Женщина становится болтливой, когда она полуодета.

– Представляю, какие очаровательные сплетни тебе известны. – Застегнув пояс, Кэтрин подошла и дружески прильнула к плечу своего друга. – Расскажи что-нибудь ужасно нескромное и шокирующее. Расскажи, Майкл, ведь ты все обо всех знаешь.

– Ну, Линда Хармен намекнула, что будет играть главную роль в мюзикле «Мелодии любви», – пробормотал Майкл.

Кэтрин остановилась на полпути к двери.

– Что-о-о? – Она порывисто дернулась. – Иногда я думаю, что с тобой надо быть поосторожнее, чтобы никто прежде времени не узнал моих замыслов. Сколько лет я мечтала получить возможность написать тексты и музыку к этому фильму! – Она пожала плечами. – Линда Хармен!.. Не хотела бы я, чтобы она играла роль в моем фильме. Кто работает над партитурой, Майкл? – Кэтрин обхватила его шею. – Давай, скажи мне, я ведь могла бы это сделать? Я так этого хочу!

– Она не знает, Кэт. Ты так сжала мне шею, что нарушила кровообращение, – добавил он, освобождаясь от ее рук.

– Она не знает! Это еще хуже, в тысячу раз хуже! Какой-то безликий, никому не известный сочинитель, не способный толком понять даже общий замысел произведения, будет пыхтеть за роялем, делая непростительные ошибки.

– Всегда найдется кто-то талантливый, кто, возможно, исправит их.

– Кто стоит за этим, уж не ты ли? – спросила она и накинула на плечи жакет.

Он посмотрел на нее, потрепал по щеке и звучно поцеловал.

– Иди домой и спустись на грешную землю, дорогая. Это тебя успокоит.

– Я пойду не домой, а в соседний магазин, к Мэри Форд, – с угрозой произнесла она имя главной конкурентки Майкла.

– Я пропущу эти злые слова мимо ушей, – насмешливо сказал модельер. – Ведь у меня золотое сердце.

Кэтрин улыбнулась, взяла сверток с костюмами и ушла.

Когда певица вернулась домой, ее встретила тишина. Она почувствовала запах лимона и гвоздики, значит, в доме была уборка. По привычке она бросилась в музыкальный салон и убедилась, что там, слава Богу, никто ничего не трогал. Она, несмотря на свою неорганизованность, не терпела, когда в ее любимой комнате нарушали известный ей одной порядок.

Кэтрин купила дом такого размера, чтобы можно было свободно по нему бродить. Она выросла в маленькой комнатушке и боялась замкнутого пространства. Ей нравился аромат чистоты. И она ненавидела больницы с их специфическими запахами, дым от дешевых сигарет, тошнотворно сладкий дух вчерашней выпивки. Этот прекрасный дом она смогла приобрести благодаря своему голосу, благодаря своей каторжной и такой любимой работе.

Кэтрин кружила по комнате, наслаждаясь ее теплом и уютом. Я счастлива, думала она, счастлива оттого, что нахожусь здесь. Она вынула уже увядшие розы из китайской вазы и, спускаясь в холл, запела. В библиотеке ее остановил вид голых ног Марианны, лежащих на письменном столе.

Ее дорогая подруга, болтая по телефону, жестом пригласила Кэтрин войти и продолжила разговор.

Комната, обитая панелями из красного дерева, обставленная богатой мебелью, выглядела шикарно. Кэтрин уселась в уютное кресло.

Наконец Марианна положила трубку.

– Я так и не узнала у тебя, как прошла запись.

– Да. – Кэтрин глубоко вздохнула. – Она прошла великолепно. Счастливее этих мгновений у меня не было в жизни. По-моему, я всем очень понравилась.

– Ты работала как вол, – сказала Марианна, вспоминая о бесконечных бессонных ночах, когда певица сочиняла музыку к своим песням и сама делала аранжировку.

– Временами я не могу поверить… Я слышала звучание струнных и духовых инструментов, улавливала ритмы, повторы и не могла поверить, что все это мое. Я невероятно счастлива.

– И талантлива, – уточнила Марианна.

– У многих есть талант, – заметила Кэтрин. – Только они изнывают от скуки, играя на пианино в барах, и ждут своего часа. Если им не повезет, они так и пропадут там.

– Конечно, важно и везение, но, кроме того, нужно упорство и мужество. – Настойчивое утверждение подруги, что все дело только в счастливом случае, привело Марианну в ярость.

Она встретилась с Кэтрин почти в начале карьеры певицы, шесть лет назад, и стала свидетелем ее борьбы и разочарований. Она знала о ее страхах и сомнениях, о невероятной трудоспособности, об усилиях достичь почти невозможного совершенства. Нет ни одной мелочи в жизни Кэтрин Джонер, о которой бы не знала Марианна Адамс.

Фредерик Эмбридж стоял, незаметно наблюдая за ней. Первое, о чем он подумал, – как мало она изменилась. Время совсем не тронуло ее.

Перед ним была все та же Кэтрин Джонер – очаровательная девушка и первоклассная певица. Сейчас Фредерик присутствовал, пока ею не замеченный, при очередной записи. Это всегда проходило удачно, но певица порой считала, что могло бы быть и лучше. Главным для нее было почувствовать звучание музыки. И сейчас ей показалось, что в последней песне чего-то не хватало. Не зная точно, чего именно, Кэтрин подала знак звукооператорам остановить запись.

– Томас!

Рыжеволосый мужчина плотного телосложения, глядя на часы, вошел в кабину.

– Какие проблемы? – спросил он, прикасаясь к ее плечу.

– Последний номер немного… – запнулась Кэтрин, подбирая слово, – вроде бы пустой. Что ты об этом думаешь?

Она уважала Томаса Мартина как музыканта и относилась к нему по-дружески. Этот немногословный человек, любивший старые вестерны и восточные сладости, был одним из лучших эстрадных музыкантов страны. Кэтрин всегда думала, что он достигает своей цели с помощью нескольких фраз: «Исполните еще раз» или «Оркестр звучит отлично». Кэтрин улыбнулась ему и исполнила еще раз своим теплым, глубоким голосом песню «Свободная душа».

– В этой песне все правда, – пробормотала она, снимая наушники. Затем снова подошла к микрофону. – Следующую, пожалуйста «Нежность и надежда».

Это была медленная страстная баллада, словно созданная для ее задумчивого бархатного голоса. Слова она написала когда-то давно и только на днях решилась исполнить ее перед публикой. Во время концерта Кэтрин поняла, что ее аранжировка не выражает всю полноту чувств. Пришлось еще потрудиться. И теперь, на прослушивании, ее голос лился свободным потоком. Прозвучала последняя, заключительная нота, наступила тишина. Певица добилась своего, и искренним было восхищение ее коллег.

– Ты была великолепна, – заявил Мартин, подходя к ней и целуя в щеку.

Ее глаза потеплели и, едва сдерживая слезы, она сказала:

– Мне это так нужно.

– Что? Поцелуй или комплимент?

– И то, и другое. – Улыбаясь, она откинула волосы назад. – Ты же знаешь, звезды нуждаются, чтобы ими постоянно восхищались.

Случайно Кэтрин взглянула сквозь стекло кабины и увидела мужчину, который пристально на нее смотрел.

Кровь прилила к ее лицу. Чувство, владевшее ею во время пения, вспыхнуло с новой силой.

Фредерик!.. Ей захотелось позвать его, но она лишь прошептала его имя. Недаром, пока она пела, ей казалось, что кто-то не сводит с нее глаз.

Значит, он вернулся! За годы выступлений на сцене Кэтрин научилась владеть собой. Раньше это давалось ей с трудом, но со временем пришло умение скрывать свои чувства. Когда Фредерик Эмбридж подошел, она уже выглядела совершенно спокойной, хотя внутри нее бушевала буря.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.