Сюрприз ~ Проза (Рассказ)

Сюрприз

Несколько дней назад я был у врача, он послушал моё сердце и измерил давление и с докторским акцентом заявил: « Вам лучше бросить курить, меньше нервничать и больше бывать на свежем воздухе» — это типичное медицинское выражение. Поэтому удивляться и не стал. Вот теперь хожу по аллее, дышу. Мне кажется, что я больше стал смотреть на часы, а раньше такого не было, ну как раньше? Всего лишь три дня назад. Да, три дня назад я был полон сил и энергии. Сказать, что я заболел, нет. Но вот снова стали мокрые глаза.

Три дня назад, моя знакомая попросила съездить с ней в её родной город. Двенадцать часов на автобусе и я увидел её родных. Дружная и крепкая семья. Родственники съехались со всего города. И так как мы молодые, то нам прохода не давали, всё время спрашивали и что- то рассказывали. Мне с ними было очень интересно, а еще интересней было с дедушкой с Иваном Николаевичем. Хотелось узнать о его жизни, может какие- то истории. Ну и напросился, что на следующий день, мне покажет город.

На следующий день с самого раннего утра и до обеда, я с Иваном Николаевичем, бродил по красивому городу и слушал, как слушают туристы гида. Наконец, мы сели на лавочку и я спросил: «А чем, Вы, в жизни занимались? Может, расскажите». Усмехнулся дедок, что и сейчас эту ухмылку помню.

— А, что мне рассказывать, да и рассказывать нечего.

— Как это нечего? — я опешил, — Вы всю жизнь прожили, а рассказать нечего?

И всё- таки он мне рассказал. Рассказал про основные движения земли в пространстве, о вращении нашей планеты вокруг собственной оси, про сидерические и солнечные сутки. Интересное у него хобби, я так заслушался о том, что земля вращается вокруг солнца со скоростью 107000 км/ч. Потом он резко остановился, посмотрел на меня и сказал: «Это всё уже в прошлом. Сейчас я работаю сторожем в парке для развлечений, если хочешь, пойдём и это тебе покажу.

Мы вошли в парк.
— Иван Николаевич, а почему он бездействует?
— Ремонт здесь, так, что половина аттракционов не работает. А вот мой любимый «СЮРПРИЗ», можно прокатить 36 человек, но прокачу тебя одного, давай заходи. Когда я застегнул ремни, он включил свою «адскую машину» и громко крикнул: «Земля вертится, всё вертится…». И я его уже не слышал. Колесо набирало скорость, что даже прилип к месту и не пытался пошевелиться, а скорость увеличивалась. Колесо встала под углом, примерно 60 градусов и было видно то, землю то небо, но ни как не мог увидеть дедушку. А скорость, к моему удивлению ещё усилилась и ещё какой- то звук, который сверлил мои уши. Хотелось крикнуть – ОСТОНОВИ. Но этот звук… и если б крикнул, то кто бы услышал? Хорошо, что это не вечная карусель, где то через три минуты всё кончится. Но мне кажется, прошло уже минут десять, а скорость не то, что сбавляется, а ещё больше стала. В этом движении пытался поднять руку, но поток воздуха объяснил – этого делать не надо. Это скорость… я уже не соображал, просто закрыл глаза и начал считать – 1.. 2.. 3… когда досчитал до 1000 открыл глаза и снова их закрыл, потому, что крутился так, как земля вокруг солнца и потерял сознание.

Вот так я и попал к врачу, который сказал своё медицинское выражение. Как остановили этот сюрприз, точно не знаю, но когда я посмотрел в зеркало, то увидел старика, (нет, не Ивана Николаевича) а себя старым. Как это может быть? Мне же двадцать пять лет, но когда смотрю в зеркало, мои глаза становятся мокрыми. Как это могло случиться? Когда уходил с больницы, меня догнал врач: « Вы забыли вот это», — и он мне вручил пакет, в котором обнаружил книгу «Тайны космоса и земное время». Эх, Иван Николаевич, кстати, его я так больше и не встретил, также как и подругу.

Правильно сказал доктор: «В вашем возрасте, нужно быть больше на свежем воздухе». И теперь хожу по аллее и дышу. Интересно, сколько мне осталось? Обратно посмотрел на часы и сел на лавочку, на которой сидел уже мужчина. Познакомились, и в разгаре нашего разговора предложил мне работу – сторожем в парке для развлечений. Я согласился и сказал: « на этой работе, прочитаю одну хорошенькую книгу» и сделал такую же ухмылку как делал Иван Николаевич.

конец.

Сюрприз (юрий пахотин) / проза.ру

Юрий Пахотин

Сюрприз

Сколько было лет Анне Филипповне – никто точно сказать не мог, но даже почтенные старики утверждали, что, когда они были молодыми, уже в те годы Анну Филипповну называли бабушкой.
Оставим это утверждение на их совести, но трудно поверить, что она действительно так стара, когда смотришь, как, быстро-быстро перебирая ногами, обутыми в большие калоши, спешит она к своему домику, легко неся два полных ведра воды на коромысле. Все, что она делает, — делает быстро. Никто не видел ни разу, чтобы шла Анна Филипповна медленным, старушечьим шагом. А когда кто-нибудь из соседей кричал вдогонку: «Эй, Филипповна, что ты все бегаешь, посидела бы, отдохнула», она поднимала сухонькую руку вверх и, показывая на небо, отвечала: «Там отдыхать будем. Недолго осталось».
А дел у нее было много. Вся улица сочувственно вздыхала, когда мимо окон проплывала внучка Анны Филипповны, легкомысленная Верка. А потом, вечером, сидя на лавочке, обсуждали:
— Ну есть ли совесть у девки? Ведь замучила старую. Каженный день дите притащит и убежит, а старуха сиди, нянчи. Да еще и накричит всякий раз. Старуха на свою крохотную пенсию все ребятенку покупает, а эта хоть бы спасибо когда сказала или подарила чего. Да куда там! Эх, дела…
Анна Филипповна об этих разговорах знала, но относилась к ним с осуждением.
— Чего болтать-то? – говорила она. – И откуда люди все знают? Девка молодая, ну ошиблась, ей гулять надо, — а с ребенком как быть? Мне все одно дома сидеть, а ей жизнь устраивать надо, годы-то идут. А благодарит она меня или нет – кому какое дело. Да и кто знает, может, она меня уже засыпала подарками.
Но улица на то и улица, чтобы все знать. От ее пытливых глаз ничего не скроешь.
— Как же, засыпала, — посмеивались люди, глядя на старуху. – Уже лет сорок в одной и той же одежонке бегаешь.
Так продолжалось почти два года. Потом Верка вышла замуж, все вздохнули облегченно, но ненадолго. Опять, ожившая было бабка, все вечера напролет просиживала с правнуком. А улица уже точно знала: новый Веркин муж частенько «закладывает».
Осенью Верка с ребенком уехала в отпуск. А вскоре Анна Филипповна получила бандероль. Она разрезала большими старыми ножницами веревки и увидела завернутый в плотную коричневую бумагу красивый пуховый платок. Бандероль была от Верки, но ни письма, ни какой-нибудь записочки старуха не нашла. Когда весть о бандероли разнеслась по улице, к Анне Филипповне пришли соседки. Полюбовались подарком, а потом сказали:
— Ишь Верка, уважила-таки. Не совсем, видно, плохая она девка.
— А то, что нет письма, — легко объяснила медлительная в словах Марья Матвеевна, — так это у молодых супризом называется. Чтоб приятней было. Носи Филипповна, радуйся.
Насмотревшись и наговорившись, соседки разошлись по домам. Анна Филипповна была на седьмом небе. По вечерам, несмотря на то, что сентябрь стоял теплый, она накидывала на плечи платок и выходила на улицу.  Теперь, когда ее окликали, она охотно останавливалась поболтать о том о сем, а потом незаметно переводила разговор на Верку и на подарок.
— Дорогой подарок, — рассуждала она, — не знаю прямо, неловко даже.
— Ничего, — успокаивали ее. – Ты не такой еще подарок заслужила.
В начале октября загорелая Верка шла по улице к бабушкиному дому. Когда старики, сидевшие на лавочке, поздоровались с ней, Верка даже остановилась от удивления.
— Что они со мной здороваться стали? – спросила она, придя к бабке.
— А как же, уважают.
Верка хмыкнула: зауважали, надо же.
— Посылку получила? – спросила она.
— Получила…
— Неохота было на курорте таскаться с этим платком, домой отправлять побоялась, вдруг бы муженек пропил, вот и отправила тебе, чтоб сохранился.
— Значит, это…  А я-то дура старая…
Верка удивленно посмотрела на бабку.
— Что с тобой?
— Да нет, ничего, ничего, это я так.
Анна Филипповна торопливо забегала по комнате, принесла и аккуратно положила платок на стол. Верка взяла его и уже в дверях сказала:
— Я завтра приведу к тебе малыша, а мы с мужем в кино сходим.
— Да… приводи… конечно.
На следующий вечер Анна Филипповна медленно шла по улице, держа за руку правнука. Резкие порывы холодного ветра срывали с деревьев осенние листья. Бабка шла, тяжело переставляя ноги, зябко кутаясь в старый шерстяной платок. И все вдруг заметили, что Анна Филипповна действительно очень стара, и можно поверить, что нынешние старики, когда были молодыми, уже тогда ее звали бабушкой.

Рассказ был опубликован в 70-х годах в журнале «Юность». Это было моей первой публикацией во всесоюзном издании.

Сюрприз ~ проза (детская литература)

СЮРПРИЗ

Алёше 8 лет. Мы едем в трамвайном вагоне. Показав сыну глазами на стоящего рядом четырёхлетнего незнакомца, я достаю из кармана ириску и аккуратно вкладываю её в полураскрытую ладошку. Карапуз делает рефлекторное хватательное движение и затем оглядывается. Но ничего подозрительного вокруг он не замечает. Тем более что я делаю отвлекающий манёвр, обращаясь к сыну.
– Ну, и что же было дальше?
Делая вид, что совершенно не замечает забавную от непонимания ситуации рожицу мальчугана, обнаружившего в своей ручонке невесть откуда взявшуюся конфетку, Лёшик мгновенно отвечает, имитируя якобы имев¬ший место разговор.
– И вот тогда Мишка ка-а-а-к даст!
Малыш обращается к стоящей рядом матери за содействием, но и она, оглядев стоящих поблизости пассажиров, никакого криминала обнаружить не смогла. Немного поразмыслив о судьбе в общем и о приятных сюрпризах, творимых ею в частности, мальчик принялся жевать неожиданный гостинец, изредка поглядывая на свою ладошку с некоторым недоумением… Может быть, он ждал повторения чуда? Но бдительная мамаша, горевшая желанием разгадать эту «загадку века», лишила нас и его повторения этого удовольствия… Мы с сыном, переглянувшись, решили не демаскировать себя, чтобы не испортить впечатление карапузику…

Сюрприз ~ проза (миниатюра)

Сюрприз

— Дорогой! У меня — «сюрприз»! Я хочу сказать тебе очень важное!

«Дорогой» напрягся…

— Что именно?

— Ты не поверишь, но такое … может произойти с каждой женщиной…

— Господи! Да что произошло?

«Дорогой» начал покрываться испариной…

— Не спеши. Я хочу это произнести с чувством, чтобы ты запомнил на всю жизнь.

— По-моему, моя жизнь закончится раньше, чем ты хоть что-то произнесешь!

— Я…я…мой дорогой…

— Ну! Ты что, свой «сюрприз» — упаковываешь в целлофан?

— Не нервничай… В последнюю нашу встречу, я почувствовала, что-то необычное, как будто,
чья-то жизнь — поселилась в моем теле…

«Ничего себе — влип!»

— Ладно, милый, не буду тебя мучить: признаюсь…

— Подожди! Дай попить воды.

«Дорогой» с жадностью выпивает стакан минералки.

— Успокоился, любимый? Остыл?

— Ни то, ни другое… Так что ты мне хотела сообщить?

— Зачем так официально, дорогой. Я хочу тебе признаться: я…я…в тебя влюбилась!

«Дорогой», вытирая со лба пот.

— Вот, дурак! Совсем забыл, что любовь-то: виртуальная! А напридумывал — черти что!

Сюрприз ~ проза (мистика)

Сюрприз

Пушистый снег января хлебным мякишем спрятался под толстую корочку февральского наста. Темнота потрескивала морозным целлофановым воздухом, перешептывалась с кем-то сзади, прихватывала мочки ушей студеными порывами ветра, волной озноба оседала на спине и, подгоняя, толкала в спину окоченевшими ладонями. Затем ветер вдруг менял направление, настойчиво упирался в грудь, забирался под одежду и вглядывался в лицо мужчины своими неподвижными, подернутыми катарактой глазами. Большой равнодушный город давно уже спал, привычно вздрагивая от скрежета снегоуборочных машин и от вскриков потревоженных авто в спальных районах. Искусственный оранжевый свет тщетно пытался раздвинуть белую мглу между доминошками хрущевок и направлял одинокий силуэт идущего вдоль вереницы фонарных виселиц и раскачивающихся веревок проводов.

А мысли мужчины были уже слишком далеко. Он улыбался. Он дышал предчувствием. Он четко видел цель. И знал с чего начать. И нужно было спешить… Есть такое место. Заветное место… Уж теперь-то он знает… И еще кое-кто…

А на другой стороне Земли огибая прохожих, стряхивая с себя липкие взгляды, пересекала мокрые квадраты кварталов хрупкая девушка… И под музыку колотящегося сердца, наполненная волнением и трепетом, она спешила, она почти бежала под взглядами оборачивающихся на стук каблучков горожан… И пусть любуются ее счастливой улыбкой, и пусть удивляются свечению ее глаз… И пусть завидуют птицы ее легкости, а розы – цвету ее губ… Она верит в судьбу, она знает эту сказку наизусть…

Дорога уперлась в ничем не приметный серый дом… Одинокий фонарь. Скрип обшарпанной двери. Грязная лестница. Затхлый воздух старого подъезда… Мужчина остановился на площадке и прислушался… Вдруг дверь распахнулась прямо за его спиной, и двое слились в объятьях. Он целовал вздрагивающие, мокрые от дождя ресницы, перебирал рассыпавшиеся волосы и не мог насытиться запахом ее нежной кожи. Она же с удовольствием отдавалась этому сумасшествию и, прикрыв глаза, улыбалась снегу на его плечах…

— Как ты смог?! Как это может быть?!!

— Я просто очень хотел увидеть твою улыбку… И еще у меня есть для тебя сюрприз…

Он взял ее за руку и толкнул первую попавшуюся дверь.. И вот спустя минуту они уже стояли, обнявшись на бесконечном уличном эскалаторе и любовались проплывающей мимо красотой современнейшего города-острова в Южно-Китайском море …

— А в следующий раз я покажу тебе Шанхай. Обещаю. – Поцеловал девушку мужчина…

В тот момент он еще не знал, да и не волновало его, что на e-mail уже пришло письмо:

«Благодарим, что воспользовались нашим сервисом. Надеемся, что Вы довольны оказанной услугой. С Вашего счета списано 5 лет жизни. Надеемся на дальнейшее взаимовыгодное сотрудничество. Best regards, Служба Исполнения Желаний»…

Волны задумчиво накатывали на теплый песок, лакировали разноцветные камешки, целовали ступни гуляющей по берегу пары и не переставали удивляться красноречивому молчанию и загадочным улыбкам этих людей…

05.02.2021

На сегодняшний день самый длинный эскалатор в мире находится в Гонконге. Его длина составляет примерно 800 метров, а поднять он может на 135 метров вверх. В Гонконге движение транспорта проходит в нескольких плоскостях. Перемещаться по городу можно на двухэтажных трамваях, скоростных автобусах, такси и даже вертолетах. Но, пожалуй, самым необычным видом городского транспорта является уличный эскалатор Central Mid Levels Escalator — самый длинный эскалатор в мире. Уличный эскалатор Гонконга не является сплошным, он разбит на множество секторов, он пересекает улицы, в нескольких местах можно сойти и выйти в город. Уличный эскалатор проходит через фешенебельные районы Гонконга, среди дорогих магазинов и ресторанов.

Сюрприз ~ проза (рассказ)

— Ну, давай… за встречу! Сколько мы не виделись?

— Эх, больше десяти лет … Давно, давно… Давай, за встречу!

— Ффф… ух… Со школы, наверное?

— Нет, после школы виделись, на свадьбе…

— А, точно! У Вовки Пономаренко, да-да-да, в ресторане гуляли, вспомнил! Ты ж еще чуть было тамаду не прогнал с середины вечера – сам порывался развлекать молодых с гостями. Да уж, ты был тогда в ударе!

— Да, ладно. Мне уже больше ста раз рассказывали про меня самого в тот вечер. Весь день пробегал, просуетился – то Вовке с лентами помочь, то туда, то сюда… все на бегу, натощак… С утра еще начали, черти! За ленточку каждого цвета, за куклу на капоте, за последние три часа холостой жизни, за два… Хорошо, что по чуть-чуть…

— Да? Наоборот, плохо! Может быть, на тамаде сэкономили бы, если б ты с самого начала застолья начал зажигать.

— Да уж, хм…

— А помнишь, ты еще Катьку в танце схватил на руки и понес, а она тебя туфлей по голове дубасить начала так, что ты ее чуть не уронил? Костик потом с тобой долго беседовал на лестнице, а ты на него еще наезжать стал, пока вы на брудершафт не выпили с чьей-то подачи. Костя тогда тоже хорош был, он Катьку потом отчитывал.

— Помню, правда, немного по другому, не так как мне рассказывали. Ладно… давай еще по одной, за нас!

— Давай! За нас!… Ух… Это я к тому, что хорошо, что ты тогда вместо Катьки у новоиспеченного мужа Людку не уволок! Не думаю, что тебе бы удалось замаскировать свою выходку под кражу молодой жены, а Вовка бы точно с тобой беседовать не стал. Ладно, что было, то было, а мы… обросли уже! Сколько у тебя?

— Двое. Мальчик, девочка.

— Сколько им?

— Пять и два. Мальчик старший — Сережа, а дочка – Наташа.

— Молодца! У меня тоже двое. Оба мальчики. Восемь и шесть. Школьники-дошкольники… Я и говорю, обросли.

— О, как у тебя! Помощники подрастают! Здорово! Еще и компанию составят отцу за рюмкой чая!

— Типун тебе на язык, Юрец! Ты, как-будто, только про бухло и думаешь! Да и вообще, ты себя вспомни! Ты ж не с батей выпивать начал, он тебе и не предлагал, а вместе мы начали, помнишь? Ты еще говорил, что желтые листья не вкусные. А у них, у этих тинэйджеров сейчас все круче, у них соблазнов и возможностей соблазняться больше, сам понимаешь… Что не понимаешь, то по “телеку” покажут, расскажут что к чему, кому, когда и во сколько. А что будет через десяток лет, когда мои до этого возраста дорастут? Кто знает, может тогда еще жестче будет! Вон они, сопляки малолетние, курят на лестнице и здороваются! И не боятся ни капли, что я их знаю, что я знаю их родителей, не прячутся! Ты нас вспомни! Покурил невесть в каких закутках, ходишь потом выветриваешься, зажевываешь… А тут – “здрасьте!”. Вот е-мое! Правда хорошо, что здороваются, все-таки.

— Мда… поколение банок-жестянок и презервативов с пупырышками. Мы тогда и сигарет-то нормальных не видели, только на витринах недоступных. Да и ларьков со всякой дрянью не было. А сейчас… мда…

— Вот именно! А вспомни, бесстрашные какие были, как будто и болезней тогда не существовало передающихся бытовым путем!

— Да и эти такие же!

— Ну да, только им про эти болезни чуть ли не на каждом углу в уши льют, а им пофигу!

— Да.

— Ладно, давай еще по одной что-ли?

— Давай.

— Ух… Молодость, молодость. Мы как куст – выросли из одного корня, из школы, а потом ветками-жизнями в разные стороны растянулись. Наших-то кого встречал?

— Да так, редко и далеко не всех. С Петькой Саповым пересекались пару раз по рабочим вопросам, Витьку Круглова как-то раз на бегу встретил, перекинулись парой стандартных вопросов… Вот, вроде и все.

— А Петька, что с тобой в одной сфере работает?

— Нет, можно сказать в смежной, но очень смежной.

— Ясно. А Ольгу свою не встречал?

— Какую Ольгу?

— Что спрашиваешь, по тебе ж видно, что знаешь, про какую Ольгу – покраснел вон. Кто ее провожал после новогоднего “огонька” в 10-м?

— Угу, а кто в это время уже у ее подъезда стоял, внезапный такой, подарок в руках теребя?

— Ай, ну было дело… Но зато ты был в большинстве — в половине класса отбитых конкурентов. Ха! Ольга же тогда была, ого-го! Мороз и солнце – день чудесный!

— Он еще говорит, свою Ольгу…Да ты ж мне тогда весь Новый год испортил!

— Вот е-мое, Юрец, не кипятись, это ж с годами понимать начинаешь, что поступки человеческие, как йогурты – не все одинаково полезны. Извини, говорю, в который раз… Кто ж знал, что ты так присох. Выросли и обросли уже, ладно тебе…

— А ты о ней что-нибудь знаешь?

— Ну, училась она на филфаке, потом замуж вышла за “навороченного” какого-то. В Москве сейчас. Дочка у нее, вот с ней и сидит, домохозяйничает.

— Ты с ней встречался после школы?

— Нет. Я от Ирки Сорокиной узнал, на прошлом вечере встреч. Они дружат, созваниваются.

— Понятно. А Ирка сама как?

— Ирка, как Ирка, порхает как всегда. Замужем тоже, на улице Коновалова живет, квартиру там купили.

— На Коновалова? Ох, помню, помню. Жанна там жила, экзотическая такая девушка.

— Да никакая она не экзотическая, обычная девчонка, не мулатка-шоколадка, на редкий вид пальмы похожа что-ли? С какого… она экзотическая?

— Ты не понимаешь…

— Да брось ты! Чего понимать? Руки, ноги, голова, все остальное… на уровне, как у многих других.

— На каком уровне? Каких других?

— Нуу…

— Ты что, и с Жанной что-ли..?

— Ну…

— Когда? Ну-ка, колись!

— Ммм, дело-то прошлое, чего ты… эх… ну, летом, когда ты на юге тогда варился, а я уже вернулся. Иду как-то, а навстречу она, загорелая, ну и мы… слово за слово… о загаре, о чайках, бакланах, креветках, о пляжах и температуре воды, ракушках всяких, о шашлычках на шпажках… ну в общем посидели мы в кафе, и назавтра в кафе… Вот как-то так. Но, потом не срослось…

— Экий ты, шашлычок со шпажкой! И что, про меня она не спрашивала?

— Про тебя? Спрашивала, сначала… Так, общий интерес, ничего конкретного.

— Ну ты и… вот же… не срослось у него. Друг называется, блин! У него не срастается, так и у других пусть не растет!

— Что ты кипятишься? Дело прошлое, это было десять лет назад! Вон, все… обросли уже. Чем ты не доволен? Бегают вокруг, деньги на мороженое и жвачку клянчат и радуют, что только на это.

— А ты думаешь они всю жизнь будут жвачку жевать? Вот ведь, а? Наливай!

— Гм.., ну давай.

— За тебя, за моего друга, который, ааа… неоднократно… Ну, Ольга, ладно… Маринка… а вот теперь и Жанна!

— Ну, все, все – забыли! Хватит сокрушаться. Что ты, в самом деле?

— И это я еще не говорю про Наташку, которая меня из армии не дождалась.

— А нахрен было орать пьяному у военкомата: “Я бы в армию пошел, пусть меня научат!”, может тогда бы и не пошел, и не научили бы тебя, и ждать бы ей не пришлось! А потом, и не было у вас ничего серьезного! Ты с ней один-то и не встречался даже, все втроем слонялись, вспомни!

— Это у тебя ничего серьезного! Он меня еще и обвиняет! Вот же… да, ладно…

— Вот и я говорю – хватит уже. Проехали!

— Хватит? Прощаю тебя, из-за дружбы нашей, сколько раз уже? А ты еще сюрпризы из прошлого преподносить умудряешься, скелетов из шкафов извлекаешь. Я и вспоминать даже кого-либо боюсь, вдруг ты еще один сюрприз подбросишь?

— Ну, все, все, никаких сюрпризов! Никаких. А знаешь, что ценно?

— Что?

— Что ни одна баба нашу дружбу не разрушила!

— Угу, но такое ощущение, что ты добиваешься обратного, неоднократно пытаясь проверить ее на прочность. Не переусердствуй!

— Ну, хватит, Юрец, не гунди. Давай, лучше, за дружбу накатим!

— Давай, накатим, пока есть за что накатывать.

— Уххх…

— Ффф….

— И все-таки, баклан ты чаечный, Жора!

— Да что ты заладил, из-за Жаннки что-ли? Вот, странный ты, парень, Юрец. Из-за Ольги краснеешь, из-за Жаннки обзываешься, Наташку вспоминаешь, чего тебе неймется? Что тебе не так? У тебя ж нормально все – жена, дети, два… и пять… мальчик, девочка…

— А из-за них, из-за них! Наташек, Жаннок, Ольги… всюду ты меня обходил. Других что-ли нет? Нет, ты там, где я пасешься, конкурируешь, блин, устраиваешь естественный отбор, брачные игры павлиньи, какие-то… Что это за друг? Друзья так не поступают! Куда мой взгляд упал, там ты уже свой хвост раздул.

— Ну что-ты в прошлое полез? Знаешь, что с глазом делают тем, кто в прошлом ковыряется?

— Знаю. Я бы тебе его натянул… но по другому поводу. Мягкий я слишком…

— Ну, хватит, хватит уже! Е-мое! Сто первый раз говорю – извини! Извини! Слышишь? Юрец, ну все, завязывай! Раз в десять лет увиделись, а ты ругань затеял и из-за кого? Из-за баб из прошлого! Сам-то когда, на свадьбе, Катьку поволок, ты что о Костике думал?

— Это вообще другое! У меня и мыслей не было у Костика ее отбивать, у меня вообще тогда мыслей не было! Все они у тебя “бабы”, бездушные какие-то и ты к ним так же. Извинения просит, блин! За дружбу пьет, а сам… а…

— Ну что ты, в самом деле? Нам что, и поговорить больше не о чем, нечего вспомнить? Мы же друзья со школы!

— Да уж, давненько, но мне только сейчас стало понятно, насколько эта дружба хромая, с фигой в кармане.

— А вот это ты зря, Юра. Никаких фиг. Конечно, могло так показаться, но на самом деле – нет, я ценю нашу дружбу!

— Ты сам-то понимаешь, что говоришь? Как можно ценить дружбу и так поступать с другом?

— Каждый имеет право на счастье…

— Но не за счет счастья другого!

— Да послушай!.. Каждый имеет право на счастье, каждый стремиться к нему всеми ведомыми способами. Хотя бы к капельке… Может быть, наши с тобой вкусы по отношению к женщинам совпадают? Вот мы и конкурировали!

— Вот я и говорю – павлиньи брачные игры. Просто у тебя объясняется. Вкусы совпадают… придумал тоже… это женщины у нас совпадают!

— В прошлом все, в прошлом! С теми, на ком свет клином сходился, теперь не ты и не я. Изменилось все, успокоились мы, растянулись жизнями по сторонам. В конце концов, жены-то у нас разные, е-мое! Эх… зря ты считаешь меня бездушным. Была у меня история… Познакомился я с одной, новоселье тогда у приятеля праздновали, у Олега Теплова, он в одной конторе тогда крутился со строительным бизнесом связанной, вот и раскрутился на целую квартиру. С месяц, наверное, встречались, я как прирос к ней. Собачкой на задних лапах прыгал! И не сказать, чтоб красавица неземная, но было в ней что-то… изюминка. Вот на эту изюминку я и поймался. А она, ты знаешь, какая-то подавленная временами была, настроение какое-то непонятное, будто беспокоит что-то. Спрашивал – отнекивается, типа, нормально все, а я же прирос – чувствую, что не так. В конце концов, открылась! Сказала, что неправильно она поступает, увлечение это и все-такое, типа не устояла перед настойчивостью… Не видел ты меня тогда – увидел бы, не узнал. Был у нее мужик, проблемы у них какие-то были, не знаю… Вот так это и закончилось, вернулась она к нему…

— Жора!

— Что?

— Я знаю эту историю.

— Да я понимаю, что она не оригинальна…

— Я знаю ЭТУ историю, твою мать..!

— Странно…

— Это моя жена.

— Упс, сюрприз…

— Твою мать, везде ты! Знал бы я тогда…

— Юрец, Юрец, да погоди ты! Да все ж нормально… обросли уже! Ты… ты же победил!

— Да пошел ты!

Сюрприз как творческое развитие ~ проза (психология)

Сюрприз как творческое развитие

Наверняка каждый из нас знает, что сюрприз – это неожиданное событие, обстоятельство; неожиданность, неожиданный подарок.

Как понимать сюрприз с психологической точки зрения?

Сюрприз служит усилением развития нового.

Сюрприз обладает притягательной силой влечения к неизведанному, ожидаемому и таинственному событию.

Поскольку удивление обычно ассоциируется с новым прозрением, оно мотивирует нас на получение потаенного удовольствия.

Сюрприз — это внушение удивления и способствует возникновению атмосферы,
в которой могут проявляться творческие способности и создаваться новые
ментальные структуры.

Почти всем людям доставляют удовольствие сюрпризы и секреты. Сюрпризы и секреты мотивируют людей.

Когда мы чем-то удивлены, мы имеем некий творческий момент, при котором в
мозге синтезируются новые белковые структуры, служащие впоследствии
органическим субстратом для нового феноменологического опыта.

Переживание приятного удивления – это реакция сознания, рамок старых
представлений или установок, управляющих сознанием, оно реагирует
сильным удивлением на новое, только что созданное, и теперь впервые
проявляется на феноменологическом уровне.

Сюрприз подразумевает, что рамки старых представлений должны быть теперь
расширены или изменены, чтобы включить в себя новое [Rossi,1972].

Каждый раз, когда делаешь сюрприз человеку, расширяешь его диапазон
реакций. Каждый раз, когда человек не верит своим глазам, он расширяет
свой диапазон реакций. Таким образом, сюрприз вызывает удивление в
качестве творческого момента. 

Когда человек хранит секрет, ему необходимо включить много рецепторов — а это развивает его понимание необходимости контроля существующей ситуации (новое научение).

Сюрприз – это своеобразный секрет.

Каждый раз, когда человек старается  сохранить секрет, приходится искать способы
его сохранения. Это тоже важный процесс научения! То есть, чтобы просто сохранить секрет, нам необходимо
научиться воздвигать ограждения, создавать защиты. Это расширяет всё
наше понимание того, как хранить секреты. А когда человек усиливает свои
защиты, он усиливает и своё понимание важности и ценности секрета и
сюрприза.

Попросив человека хранить секрет, при определенных обстоятельствах, мы
действительно можем содействовать его психологическому развитию. То есть
когда мы говорим человеку о том, чтобы он хранил секрет, на самом деле
мы говорим ему поставить определённые защиты под сознательный контроль,
развить творческий такт и т.д.

Сюрприз может быть интригой и мотивацией к действию на основе ожидаемого
удивления. Сюрприз — это двух уровневая коммуникация. Сюрприз также
подразумевает, что бессознательное будет активно работать и удивлять
сознательный разум, а это может привести к спонтанному осознанию
(инсайту). Во время ожидания сюрприза, мы наслаждаемся процессом
ожидания.

Сюрприз можно рассматривать как удовольствие от ожидания, как награду и
даже надежду на исправление каких-либо своих недостатков.

М.Эриксон, Э. Росси в книге «Гипнотерапия» записали: » Что доставляет
удовольствие маленькому ребенку? Сюрпризы и секреты. Их любят все
дети!»

М.Эриксон
рассказывает завораживающую историю о том, как он вылечил одну из своих дочерей
от ночного недержания мочи ещё до того, как это стало реальной проблемой. Дочь
начала мочиться в постель. Когда родился её младший брат. Это ночное недержание
мочи продолжалось неделю, после чего
Эриксон попросил свою жену сказать дочери, что если в течение целой недели
постель дочери будет оставаться сухой, то она может зайти к нему в кабинет и
сказать, что он должен дать ей двадцать пять центов, но при этом он не должен
знать, за что. Это был секрет. Папа не знает, за что он должен заплатить ей
двадцать пять центов, потому что это секрет. После того как целую неделю
постель оставалась сухой, она пришла и потребовала свои двадцать пять центов. Она
получила их безо всяких вопросов и, таким образом, её секрет остался в
неприкосновенности. На следующей недели она пришла за другими двадцатью пятью
центами. На третьей неделе она забыла попросить, но eё
постель до сих пор остается сухой. Она реализовала свои тайные желания,
поскольку мокрая постель ей в любом случае не нравилась (с. 409).

Сюрприз
Материал http://www.psychologos.ru/articles/view/syurpriz
Сюрприз — это неожиданность, вызывающая удивление или восхищение. Обычно человек делает сюрпризы, чтобы произвести впечатление на другого человека и сделать ему приятное.
Чтобы делать сюрпризы
Проведение сюрпризов предполагает отсутствие у вас социальных комплексов, непробиваемую уверенность в себе, нестандартность мышления, открытость ко всему. новому и готовность к импровизации. Сюрприз — это всегда редкость. Если сюрпризы часто — они перестают быть сюрпризами и воспринимаются как нечто особенное.

Сюрприз: цитаты, высказывания, афоризмы

С вечера сын, ложась спать, предупредил не вставать рано, будут мне завтрак и сюрприз готовить. Утро наступило. Я проснулась без будильника, по привычке в 6.30, но помня наказ сына, решила полежать.

Пролежала до 9.30…спят. Уже бока болят, в туалет хочу, да и покушать хочется, но надо лежать, сюрприз должен быть сюрпризом!))) Наконец в 10.00 зашевелились- поползли через меня грузными улитками, протопали на кухню, как три мамонтенка, слышу посуда загрохотала так, что мёртвый бы проснулся.
Но мне…

§

Мы стали загадкой, друг- другу сюрпризом.
По барски одарены щедрой судьбой,
На лево и право кидавшей репризы,
Столкнувшей однажды случайно с тобой.

Захочешь, я стану твоей сестренкой,
Случайно затерянной, вновь обретенной.
Доверчивой, нежной, с натурою тонкой.
И от общенья с тобой окрыленной.

Или, к примеру, отзывчивым другом,
Порой и сестре не довериться, знаю.
Футбол, или что там еще на досуге?
С душой нараспашку. Ошибки признаю.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.