Клинический госпиталь – Запись к врачу в диагностический центр по адресу 1-е успенское ш., 111, д. лапино

Клинический госпиталь – запись к врачу в диагностический центр по адресу 1-е успенское ш., 111, д. лапино

С врачом можно связаться в Диагностическом центре – Клиническом госпитале Лапино по адресу: Успенское шоссе, 1, 111, Лапино.

Он открыт. Открыто 24 часа в сутки. Местное время 04:45

Записываясь на прием в клинику “Клинический госпиталь Лапино”, обращайте внимание на эти детали:

Для детей да

Методы диагностики компьютерная томография, 3d-ультразвук, эндоскопия, магнитно-резонансная томография, ультразвук, рентген

Частные владения.

оплата картойДа

Wi-FiДа

Прививки столбняк, краснуха, грипп, туберкулез, гепатит, гемофильная инфекция, КДС и АДСМ, ветряная оспа, папилломавирус, менингококковый менингит, бешенство, корь, тест Манту, полиомиелит, клещевой энцефалит

Врачи-специалисты : проктолог, хирург, травматолог, реабилитолог, радиолог, педиатр, офтальмолог, массажист, маммолог, косметолог, кардиолог, дерматолог, гинеколог- акушер, мануальный терапевт, андролог, уролог, невролог, иммунолог, гастроэнтеролог, пластический хирург, анестезиолог, эндокринолог, диетолог, ортопед, психолог, специалист по ушам, носу и горлу, аллерголог, терапевт, флеболог, репродуктивный терапевт.

Часы работы, когда можно записаться на прием к врачу Ежедневно, 24 часа в день

Клинический госпиталь Лапино находится по адресу:
1-е Успенское ш., 111, д. Лапино

В клиническом госпитале “Лапино” за благополучие пациентов отвечают профессионалы. Центр гарантирует комфортные условия и качественный сервис для своих пациентов. На этом сайте вы можете узнать стоимость лечения в медицинском центре Клинический госпиталь Лапино и записаться на прием онлайн или по телефону. Запись к врачу можно осуществить в режиме онлайн 24 часа в сутки. В основе нашей работы в Медицинском центре “Клинический госпиталь Лапино” лежит принцип оказания высококачественной медицинской помощи и своевременной диагностики заболеваний, а также доброжелательное и заботливое отношение к нашим пациентам. С помощью нашего онлайн-портала вы можете отслеживать результаты своих обследований и общаться со специалистом. Клиника находится по адресу: 1-е Успенское шоссе, 111, Лапино. В нашем центре работают лучшие специалисты. Приходите к нам уже сегодня.

Планируйте маршрут на карте до диагностического центра, роддома, скорой помощи или других ближайших объектов:

Ковидный госпиталь «лапино-4»

Теофил лапинский или вариации на тему великой черкессии

                                                                                                 

Во время Кавказской войны 1817-1864 годов западные организации все чаще обвиняли Россию в геноциде черкесов (адыгов).

Хотя факты говорят об обратном, а именно о том, что царское правительство не стремилось полностью истребить черкесов по этническому признаку (иначе в России не было бы черкесского дворянства, улицы в Москве не назывались бы именами черкесских деятелей, Они требовали создания Великого Черкесского государства – государства, объединяющего всех черкесов России и имеющего выход к Черному морю на землях Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Ставрополья и Краснодарского края).

Иногда для распространения идеи Великой Черкесии используются весьма сомнительные средства, такие как мемуары польских авторов 19 века.

Как известно, после поражения ряда польских восстаний (эта “освободительная” борьба велась Польшей с целью возрождения Речи Посполитой “от моря до сияния моря” – от Балтики до Черноморского побережья – и польские аристократы иногда напрямую обращались к российскому монарху с просьбой присоединить к Польше Белоруссию и Малороссию), многие ее участники были сосланы в Сибирь или в отдаленные гарнизоны, особенно на Кавказе. Многие из изгнанников бежали или дезертировали и присоединились к отрядам горцев, продолжая борьбу против России.

Среди наиболее видных повстанцев (Адам Чарторыйский, Юзеф Бем, Валериан Калинка) Адам эмигрировал в Париж, где основал штаб-квартиру польской эмиграции, которая продолжала плести антироссийские интриги. В сговоре с турецким султаном по инициативе Чарторыйского в Стамбул были отправлены польские эмиссары (Теофил Лапинский, Генрик Дембинский и другие) с целью ослабления влияния России на Кавказе.

Справедливости ради заметим, что некоторые поляки оставили после себя ряд книг с ценной информацией политического и этнографического характера. Правда, политические события подавались ими сквозь призму польской политики, с передёргиваниями, а то и откровенными выдумками.
Так, в публикациях великочеркесской направленности встречаются хвалебные слова в адрес шляхтича Теофила Лапинского, уроженца Львова.

Автор книги “Горцы Кавказа и их освободительная борьба против русских”, Лапинский – географ и писатель. Польский повстанец явно имел в виду русских. Книга стала активно переиздаваться и пропагандироваться сепаратистски настроенными кавказскими организациями в середине 1990-х годов, когда регион сотрясали кровопролития. Каким-то образом, сотни лет спустя, польский шляхтич решил нанести России удар в спину, если не оружием, то каким-то бессмысленным словом.

Лапинский воевал с Россией в Венгрии в 1848 году, участвовал в Крымской войне в 1853-1856 годах, а в 1859 году по собственной инициативе сформировал группу польских экспедиционных войск для борьбы на Кавказе. Когда в 1857 году Лапинский высадился со своим отрядом на побережье Черного моря, он присоединился к горцам и сформировал из дезертировавших поляков боевое артиллерийское подразделение. Приняв имя Теффик-бей, Лапинский три года воевал на Кавказе, но после этого уехал. Но должны ли мы рассматривать его биографию как пример для подражания, а его книгу – как утверждение истины?

Книга наполнена геологической и исторической информацией, но к мнению дворянина о России и Кавказе нужно относиться с осторожностью, чтобы не стать жертвой искаженных сведений.

Ключевым постулатом Лапинского была его вера в то, что великороссы были туранцами, а не славянами. На самом деле, эта теория была широко дискредитирована польскими учеными того времени (польский лингвист Бодуэн де Куртенэ опубликовал целый памфлет, чтобы развеять мифы Дучинского), но Лапинский продолжал верить во что хотел.

Лапинский помогал своим политическим убийствам с помощью псевдонаучной теории Духинского. В его намерения входило поднять антироссийское восстание на Кубани, где черноморские казаки-малороссы являются “единственными казаками в России, которая преимущественно славянская”. По мнению Лапинского, славяне и кубанцы должны объединиться с адыгами и вместе с донскими казаками бороться против “туранцев” и москалей. Несмотря на свои мечты, Тэффик-бей так и остался мечтой.

По мнению Лапинского, самая важная часть принятия иностранцами русской культуры – это единство расы между туранскими племенами Восточной Азии и их новыми хозяевами, московитами. Хотя индокитайцы или арабы нередко становятся западными людьми, они никогда не станут англичанами или французами, даже если примут язык и религию победителя. Напротив, китаец, японец, кореец, тунгус, киргиз, монгол, татарин, маньчжур или японец через несколько десятилетий станет москвичом, примет русский язык и восточную религию. Гражданин Франции, живущий в колонии на своей родине, может считаться почти иностранцем, независимо от того, родился он там или нет. Оккупированный человек в Российской Федерации, не имеющей колоний, по своему положению и религиозным убеждениям сразу становится российским гражданином. Ханы киргизов, башкир или калмыков, узены черкесов или мандарины маньчжуров получают титулы, соответствующие их рангу, а также их способности приносить пользу правительству.

Другими словами, Лапинский возражает против того, что в Российской империи иностранцы сразу ассимилировались в русской аристократии и не были изгнаны из социального фона, как англичане, голландцы, испанцы или французы. Так, француз в колониях считался иностранцем, поскольку существовали непреодолимые расовые барьеры и культурные предрассудки, которые заставляли белого европейца испытывать страх при виде человека другой расы. В ответ приведу слова крымскотатарского просветителя конца XIX века Исмаила Гаспринского об отношении русских к другим национальностям: “Наблюдения и путешествия убедили меня, что ни один народ не относится к покоренному, обычно чужому, племени с такой гуманностью и искренностью, как наши старшие братья – русские. Я должен был видеть, как арабы и индусы оказались в неловком положении в высокообразованном парижском и лондонском обществе” (“Русское мусульманство. Мысли, заметки и наблюдения” – Симферополь, 1881).

Кроме того, соратник Лапинского Валериан Калинка выступал за культурное и политическое отделение Малороссии (народа Украины) от Великой России. “Между Польшей и Россией живет огромное население, ни русское, ни польское. Несмотря на влияние своей цивилизации, Польша не смогла сделать его польским.

Сожалея, что малороссы не были полностью ассимилированы, иезуит писал, что спасение Польши “… лежит в индивидуальности этого русского (малороссийского) народа”. Он не будет поляком, но должен ли он быть москалем? Если Грыц не может быть моим, пусть он не будет ни моим, ни твоим! Это общий исторический и политический взгляд на всю Русь.

Лапинского не возмутил такой подход поляков к Малороссии, наследнице Киевской Руси, которую византийский император Маврикий в своем трактате “De re strategica” называет “Русью” с одной “с” (цитата из американского политолога Эдварда Люттвака в книге “Стратегия Византийской империи”), хотя в своей книге он позиционирует себя как защитника национальных культур. Не будет ли это шляхетским лицемерием, если посмотреть на это с другой стороны?

В-четвертых, Лапинский подчеркивал понятие славянского боевого братства, состоящего из малороссов, белорусов и поляков, борющихся против “туранцев”-москалей, которых он называл финно-татарами. Здесь было и высокомерное отношение к финно-угорским и тюркским народам, и спекуляции на славянской теме, ведь, выступая за союз Османской империи и Польши, этот русофоб и лицемер сквозь пальцы смотрел на зверства османов над болгарами, сербами и хорватами.

В-пятых, польская шляхта всегда позиционировала себя как стойкая защитница христианской веры. Но Лапинского, поддерживавшего регулярные отношения с турками, мало волновали события на Балканах, где Стамбул кровью и огнем искоренял веру Христову.

Следует понимать, что горцы для Лапинского и его единомышленников не были самоцелью. В данном случае польский кондотьер Клеменс Пшевлоцкий, горец, выступал против мирных переговоров с русскими. Он хотел бесконечной войны, а не мира на Кавказе.

Очевидно, что поляки принадлежали к более непримиримому лагерю, который отвергал возможность российско-кавказского примирения как потому, что это было невыгодно для Польши, так и потому, что они могли легко покинуть Кавказ, эмигрировав в Турцию. Кстати, именно так поступил Пшевлоцкий.

Более того, лоббирование Вашингтоном и Брюсселем “проекта Великой Черкесии” – это попытка отрезать Россию от Черного моря и разорвать культурные, политические, торговые и промышленные связи с Кавказом. Это план по созданию нестабильного режима у границ России путем создания хрупкого псевдогосударственного образования.

Великая Черкессия – это стратегический инструментарий проектантов однополярного мира во главе с США, а теории и записки Лапинского и его единомышленников – вспомогательное идеологическое средство для превращения Кавказа в перманентный очаг нестабильности.  
www.segodnia.ru

§

                                                                                                   

Кавказ остается неспокойной точкой на карте России. В связи с этим вопрос о сосуществовании русской культуры и культуры северокавказских народов остается актуальным.

Сосуществование двух народов – это всегда сосуществование их культур. В границах Российской Федерации русские сосуществуют со многими народами, а на Северном Кавказе – с целым кластером народов, чья культурная ориентация, по крайней мере в некоторых аспектах, не совпадает с культурной ориентацией славян.

Кавказские культуры делают акцент на мужественности как доминирующей концепции. На разных этапах исторического развития она как помогала, так и мешала тем, кто ее носил.

Как культура, славянская культура, включая русскую, сочетает в себе феминность (женственность) и маскулинность (мужественность), и иногда эти два понятия трудно различить. Проигрыши русских в уличных столкновениях с кавказцами свидетельствуют о том, что в славянской культуре доминирует феминность. У женщин есть одно замечательное качество: способность побеждать в больших масштабах на государственном уровне. Именно поэтому кавказцы никогда не могли выиграть у России в коллективном конфликте.

Отождествление женственности со слабостью контрпродуктивно. “Женственные” русские победили и немцев, и шведских рыцарей, как и турок, ярчайших представителей маскулинной культуры того времени. В этносоциологии понятие женственности отличается от понятия свободы, власти или сущности в обычной речи. В эпоху фемининности маскулинность означала не отсутствие доминирования, а отсутствие его присутствия. В северокавказской культуре, в отличие от русской, феминность окончательно управляется маскулинностью (злобные и воинственные танцы, культы физической силы и воинской доблести, жесткий патриархат и др.) ).

В результате маскулинности трудно вести мирный диалог с коллегами или оппонентами. Исторически отношения Германии с соседями характеризовались разрушением “под корень”. Среди последних примеров – Великая Отечественная война, план “Ост”, геноцид русских в Чечне при Дудаеве. Личность человека учат только дробить, он практически не способен интегрироваться с самим собой. Второй пример построения государства на костях автохтонов – завоевание Америки англосаксами, также носителями мужской культуры.

На мой взгляд, доминирующая маскулинность этих людей была главным препятствием для развития традиций сильной государственности. Когда вас окружают такие же маскулиноиды, как вы сами, государство работать не будет. Получится только бесконечная и бессмысленная война, потому что каждый маскулиноид будет стремиться доминировать над другими, а государство подразумевает строгую иерархию и вертикаль власти.

Древнее и во многом статичное кавказское общество не всегда имеет достаточно времени для адекватного ответа на стоящие перед ним исторические вызовы (Кавказская война в XIX веке, экстаз “национального суверенитета” после распада СССР и т.д.). Именно поэтому “феминоидные” русские свергли богатейшую империю, подчинив себе “мужественных” кавказцев и поглотив их. Женская фемининность, как форма мягкости, позволяет им поглощать и интегрировать чужеродные элементы. Она основана не на уничтожении соседей, а на их переваривании, превращении в “своих”, сохраняя при этом свой этнический облик.

Для российского государства немыслимо насильно заставлять национальные меньшинства отказываться от родного языка в пользу русского (русификация Польши – это отдельная тема, больше связанная с попытками обратить вспять многовековую полонизацию Западной России и интегрировать поляков в российский имперско-государственный организм, а не уничтожить польскую культуру). В 1930-е годы в Турции проводилась кампания под названием “Говорите по-турецки!”, когда использование черкесского, курдского или арабского языка в повседневном общении каралось, вплоть до ареста (1).

Мюльман ввел понятие этноцентризма. Этноцентризм – это осознание этносом самого себя в пространстве, в котором он живет. Этнические культуры охватывают широкий спектр явлений, начиная от топографии (горы, реки, леса) и заканчивая высоко дифференцированными понятиями (государственные идеи, войны, союзы, экономические отношения и культурные связи). Неповрежденные этноцентры стремятся оставаться таковыми. По сути, этноцентр боится концептуального раскола, раздвоения, разделения этнического самосознания и изменения внутренней жизни народа. Этносоциологический метод может быть использован и для объяснения отношений между кавказцами и русскими. Кавказцы подсознательно чувствуют большую власть из русского этноцентра, чем из кавказского этноцентра.

Среди кавказцев существует страх “впустить” более многочисленную этническую группу. Кавказский этноцентр, менее многочисленный народ, боится, что он будет “утоплен” и растворится в русском этноцентре, боится быть поглощенным им или разделенным. принять как свою, так и славянскую идентичность. Кавказский этноцентризм видит только один выход: создать такие отношения с русскими, которые не позволят русскому, славянскому влиянию проникнуть слишком далеко в кавказский этноцентр. На практике подсознательный механизм этнической защиты выражается в недопущении браков дочерей с русскими, в абсолютизации собственного этнического происхождения и т.д.

Те этнически сплоченные народы, которые живут в государствах без государственных традиций, могут обнаружить, что их “женственность” становится недостатком в периоды слабости государственной власти. Не защищенная государственной властью, маскулинность начинает подавлять фемининность. На протяжении всей своей истории чеченцы жили без собственного государства. Подрывая российское государство, чеченцы придерживаются многовековых принципов существования вне государства, но в его границах (традиционные обычаи проповедуются выше государственных законов и т.д.). Мужчинам маскулинной культуры выгодно существование вне рамок государственной власти. В государстве доминируют как фемининная, так и маскулинная культуры.

С некоторой долей преувеличения можно сказать, что северокавказская культура – это “этническое ницшеанство” с его культом героической смерти, железной воли и тезисами “толкни слабого, если он споткнется”. Чрезмерная, закаленная мужественность изгоняет из себя женственность, толкает то, что падает от слабости (отсюда чрезмерная и необъяснимая, с точки зрения русской культуры, агрессия молодых кавказцев против своих славянских сверстников при явном численном превосходстве первых, т.е. когда славяне явно слабее).

Существует эклектическая смесь толстовства (где бесконфликтность рассматривается как великая добродетель) и карлейлианства (шотландский философ Томас Карлейль считал героев важной частью истории). Аналогичным образом, карлейлианство отражает времена, когда “толстовство” не в состоянии адекватно ответить на насущные вопросы современности.

И здесь возникает тупик: на подсознательном уровне русские находят рациональное объяснение чрезмерной мужественности кавказцев (горские законы, боевые традиции), и начинают осуждать ее только на определенном уровне, а именно, когда так называемый порог славянского миролюбивого восприятия чужой культуры уже пройден (другими словами, когда неконтролируемая мужественность превращается в опасность для женственности, и “толстовство” усугубляет, а не спасает ее).

Россияне не всегда способны ответить на вызовы, с которыми они сталкиваются. Во-первых, тысячелетняя традиция жизни в строго иерархическом подчиненном государстве и многомиллионное население России притупили чувство этнической солидарности. Она может возникнуть только во время серьезных испытаний (таких как Великая Отечественная война). Среди малых народов этническая консолидация на высшем уровне является условием выживания малых против больших, особенно если государство не представляет для них духовной и исторической ценности.

Более того, россиянам запрещают выражать свое “ницшеанство” и “карлейлианство”, свою мужественность, скрытую под покровом женственности, давя сверху правовыми нормами, которые, повторюсь, априори предпочтительны в российском обществе, привыкшем жить в рамках государства.

Проблема в том, что маскулинность всегда ищет выход. Манежные беспорядки объясняются проявлением славянской маскулинности, презирающей правовые нормы, или знаменитым “русским бунтом, бессмысленным и беспощадным”. Мирное сосуществование русских и кавказцев действительно может оказаться под угрозой, если эти тенденции сохранятся.

Каждое государство, ради политкорректности, говорит о миролюбии (всегда есть министерство обороны, но ни у одного государства нет министерства нападения), хотя все знают, что для выживания организма, а государство – это геополитический организм, оно должно обладать определенной долей агрессивности. Избыток женственности так же вреден, как и избыток мужественности. По крайней мере, для государствообразующего народа. В те эпохи государства определялись одной маскулинностью – полным очищением территории, отведенной будущему государству, от “лишних”, остались в прошлом (уничтожение немцами полабских славян, возникновение США на костях индейцев и т.д. ).

Государственные институты должны поддерживать баланс между мужественностью и женственностью, чтобы они могли сосуществовать. Русские были ответственны за модернизацию России, и, модернизируясь, они потеряли большую часть того, что мешает модернизации – маскулинность, верность традициям и позитивную архаичность. Утрируя, можно сказать, что русским нужно добавить мужественности, а кавказцам – уменьшить ее, придав ей конструктивное направление. Так было сделано в Российской империи и Советском Союзе. Оба государства были вовлечены в войны либо с врагом, либо с экономической отсталостью, либо готовились к реальному противостоянию, и для маскулинности было много точек приложения (участие кавказцев в войнах на стороне России, когда служба в вооруженных силах была престижной, участие в стройках века и т.д. под объединяющей, наднациональной идеей).

В настоящее время нормализации отношений между кавказцами и славянами, помимо известных причин клановости, социальной незащищенности населения, безработицы и т.д., мешает идеологическая неразбериха, отсутствие целостной наднациональной идеи, которая могла бы консолидировать народы России без учета этнических и конфессиональных различий.

Возвышенные доктрины единства, проповедуемые некоторыми и, тем более, их информационная поддержка в СМИ, кричат о чрезмерном секуляризме и демократизме, разрушающих традиционные ценности. Кавказцам и русским это совершенно не нужно. Нам, русским, нужно вернуться к собственной высокой культуре, а не к западным либеральным программным обрывкам. К рубежу XIX века Достоевский, Грибоедов, Чехов, Толстой привлекали русских к широкому спектру культур. В начале двадцатого века. Менделеев, Менделеев, Блок, Бердяев. Способность людей контролировать пространство была пропорциональна степени их культуры, а наука и культура почитались.

Либерализм, иррациональная эмансипация женщин и консюмеризм в корне противоположны кавказским традициям, и если русские, как двигатели модернизации, понятой на западный манер, массово подхватят сегодня идеологию консюмеризма и станут ее носителями, то раскол между уродливым “модернизированным” российским обществом и “архаичными” кавказцами углубится. Россияне также будут воспринимать светский либерализм как угрозу, как тех, кто отказался от своих корней и теперь проповедует то же самое другим.

Интеграция выходцев с Кавказа в российское общество должна происходить в рамках культурного обогащения, что подразумевает как приобщение выходцев с Кавказа к российской культуре, так и знакомство россиян с кавказской культурой. При этом необходимо учитывать множество факторов, в том числе степень востребованности культурного продукта в государстве. До сих пор высокая культура, а не массовая культура как примитивный заменитель, избегалась и называлась нерентабельной. Если так пойдет и дальше, Кавказ будет отдаляться от России в культурном и психологическом плане, а уход России будет в основном добровольным.

1) Павел Шлыков «Турецкий национализм в ХХ в.: поиски национальной идентичности» («Вопросы национализма», №5 2022).
http://www.kavkazoved.info/

§

                                                                                 

7 января 2022 года Афины будут отмечать 70-ю годовщину казни нацистами агента британской разведки № 33B Ежи Иванова-Шайновича. Россияне, возможно, не знают имени этого человека, но поляки и греки знают.

Полиглот (он говорил на английском, польском, русском, греческом, немецком и французском языках), спортсмен (он играл за польскую команду по водному поло в 1934 году и выиграл чемпионат Греции по вольному стилю на 100 метров), но прежде всего талантливый разведчик.

Поскольку будущий шпион родился в Варшаве в 1911 году, он может объяснить странное сочетание имени и фамилии. Отцом Ежи был полковник русской армии Владимир Иванов. Его мать была полькой Леонардой Шаинович. Когда он родился, его звали Георгий, а фамилия была Иванов, но через несколько лет они с родителями развелись. Затем Леонарда Ламбрианидис вышла замуж за грека Яниса Ламбрианидиса и в 1925 году вместе с сыном отправилась в Грецию. Для нее было более естественно называть его польским именем Ежи. Нет данных, когда его русская фамилия была соединена с польской фамилией его матери. Под этим именем Е. И. Иванов-Шайнович считается национальным героем в Греции и Польше в борьбе с нацистами.

Георгий Иванов-Шаинович застал войну в Салониках. Несмотря на авантюрный характер, 29-летний молодой человек уже в мае 1940 года установил контакты с польской резидентурой в Салониках. После переезда в Палестину в апреле 1941 года он был направлен в Карпатскую стрелецкую бригаду, польское военное подразделение на Западе. Предполагалось, что эти стрелки будут использоваться против нацистов на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Однако Г. Иванову-Шайновичу не суждено было стать простым солдатом. Было решено, что он будет прикомандирован к британским войскам. Таким образом, сын царского полковника и польки фактически стал британским шпионом в Каире.

Г. Иванов-Шайнович был тайно высажен на греческое побережье британской подводной лодкой в Александрии, Египет, незадолго до того, как прошел там необходимую подготовку. Находясь в Греции, он установил контакты с местными партизанами, совершал акты саботажа и снабжал англичан информацией о передвижении гитлеровских войск и их отправке в Северную Африку.

Его удивительное хладнокровие и аналитический ум позволяли ему проводить смелые операции. Например, будучи стивидором, он проник на немецкую подводную лодку, которая использовалась в качестве базы для немецкой команды по плаванию, и установил магнитную мину.

Немецкие подводные лодки были не единственными, уничтоженными Г. Ивановым-Шайновичем. Кроме подводных лодок, он потопил несколько надводных кораблей. Проворно плавая, Георгий Иванович ставил магнитные мины возле пришвартованных кораблей. В Греции Георгий Иванов и его соратники уничтожили около 400 немецких и итальянских самолетов путем диверсий и прямых действий. Под его командованием диверсанты сжигали грузовики с боеприпасами, взрывали корабли и сталкивались с транспортами, перевозившими солдат противника.

Ему не раз везло. Ему удалось бежать оба раза, когда он был схвачен гестапо. Третий арест оказался роковым.

Один из его знакомых сдал бесстрашного шпиона гестапо. Гитлер схватил Иванова-Шайновича 23 октября 1941 года в Афинах. Гитлеровский суд приговорил его к тройному смертному приговору (после того, как он ранее успешно бежал из тюрьмы). Но Иванов-Шаинович не собирался сдаваться. Последняя попытка побега была предпринята им 4 января 1943 года. Во время патрулирования Георгий получил травму ноги. Во время бега он упал и встал, затем снова побежал. Раздалось еще несколько выстрелов.

Вместе с другими осужденными, окровавленный Шаинович был схвачен и убит в тот же день. Греческая и польская историография утверждает, что его последними словами были “Да здравствует Греция!”. Да здравствует Польша!”.

Орден Virtuti Militari, высшая награда Польши, был вручен этому храброму человеку после его смерти. За службу Георгия Иванова-Шайновича в британских вооруженных силах в 1945 году фельдмаршал британских вооруженных сил Гарольд Александр выразил благодарность погибшему, а королева Елизавета II подарила его семье 1 000 фунтов стерлингов.

Польский прозаик и переводчик русской литературы Станислав Стромпф-Войткевич (кстати, с 1939 по 1945 год он был членом польских вооруженных формирований на советской территории и был известен как человек с просоветскими взглядами, поэтому не часто ладил со своими соотечественниками) посвятил свой рассказ “Агент №1” Георгию Иванову-Шайновичу

В 1971 году в Греции вышла экранизация этого романа Збигнева Кузьминского.

Часто высказывается мнение, что Георгий Иванов послужил прототипом для создания образа Джеймса Бонда. Короткая и насыщенная событиями жизнь такого неординарного человека, как Георгий Иванов-Шайнович, вполне могла бы послужить основой не для одного романа, независимо от того, правда это или нет.

§

                                                                                           

Волею судьбы российский стереотип о румынах как об угнетенном народе и образ Румынии как отсталой страны закрепился в Украине (и не только в ней). Граждане Украины впервые узнали, что Румыния не так уж слаба, как им кажется, после того, как в 2009 году Киев проиграл Бухаресту спор вокруг острова Змеиный.

Граждане Украины были бы еще больше убеждены, если бы узнали, что валовой внутренний продукт (ВВП) Румынии в настоящее время вдвое превышает украинский.

В доктрине Великой Румынии румыны выдвинули Киеву несколько территориальных претензий, которые были лишь малой частью претензий Бухареста на остров Змеиный. Помимо острова Змеиный, румыны также хотят Буковину и Одессу.

Исторически идея создания единой Румынии зародилась в Трансильвании, регионе, который когда-то принадлежал государству Дакия, от которого произошли современные румыны. Будучи частью Австро-Венгрии, Трансильвания долгое время находилась вне политического влияния Румынии. Активная мадьяризация Трансильвании способствовала росту патриотических настроений среди румынского населения региона.

Первоначально приверженцы Великой Румынии мечтали о том, что она будет основана на болгарском четырехугольнике (четырехугольнике) Русе – Шуман – Варна – Силистра. Молдавия, Бессарабия, Трансильвания и Сербия также должны были быть отторгнуты от Российской империи. Позиционируя себя как оплот романской цивилизации, окруженный мадьяро-славянским “морем”, румыны стремились отрезать его реками Тиса, Дунай и Днестр. Не было необходимости включать в этот четырехугольник Болгарию, которая лежала за Дунаем.

С 1918 по 1940 год, когда Бухарест смог расширить свою территорию на самую большую в своей истории территорию, это был этап практической реализации великой румынской идеи. С тех пор часть румынского общества преследуют фантомные боли, связанные с мечтами о восстановлении статус-кво 1918-1940 годов.

Чтобы быть революционной и амбициозной, концепция должна иметь идеологов самого высокого интеллектуального уровня. Многие известные румынские националисты были одними из самых первых ее приверженцев, и в этом случае Великая Румыния была идеей именно такого рода. Среди них классик румынской литературы Михай Эминеску, Эмиль Киоран, историк религии Мирча Элиаде и политик Корнелиу Кодряну. Хотя каждый из них внес свой вклад в идею Великой Румынии и каждый видел ее по-своему, сегодня он признан важной фигурой как в румынской культуре, так и в румынской политической мысли.

Как мы видим, доктрина Великой Румынии – это не сиюминутная политическая прихоть президента Траяна Бэсеску, а дань давней политической традиции, имеющей свои интеллектуальные и идеологические основания.

Особенно часто упоминают Корнелиу Кодряну в связи с великим румынским учением, который с 1927 по 1941 год основал в Румынии правую военизированную организацию Железная гвардия, позже переименованную в Легион Архангела Михаила. Постепенно он стал иконой румынского патриотизма и воинственности.

Корнелиу Кодряну был действительно необычным человеком. Аскет, активный христианин, дисциплинированный и железно волевой. Кодряну различал три пути развития государства-личности: по форме (путь итальянского фашизма с его корпоративизмом), по физической силе (путь немецкого национал-социализма с его расизмом) и по духу (путь, который избрал Кодряну и его единомышленники). Кодряну призвал к духовной революции и моральному обновлению румынского народа, он отказался от дряхлости и слабости характера и стоял в огне, проповедуя важность духа над материей. В его армии все легионеры разделяли его неприязнь к демократической расхлябанности. Считается, что они проходили сложный обряд посвящения в легион, постились и молились без устали, сражались в гражданской войне в Испании за франкистов, публично убивали вероотступников, а при аресте обнимались, пели патриотические песни и танцевали боевые танцы. Среди идей К. Кодряну есть идея румынского мессианства, сопровождаемого сильной волей и культом героической смерти.

Поколение молодых румын, увлеченных идеей Великой Румынии, сегодня восхищается К. Кодряну за его непобедимый дух и смотрит на него как на источник вдохновения. Хотя ему и его Железной гвардии посвящено множество статей, и хотя он был убит в 1938 году румынскими властями (король Румынии Кароль II опасался роста его влияния), К. Кодряну по-прежнему считается одной из основополагающих фигур румынской идеи.

Таким образом, моральные основы доктрины Великой Румынии покоятся на идеологии Железной гвардии с ее полным набором необходимых духовных и пропагандистских инструментов – культ смерти, сила духа, необходимость внутреннего обновления нации через преодоление внешних вызовов, вера в героическую личность, стоящую над серой массой. Как это отличается от стереотипа вялой и духовно бедной Румынии!

Когда государства встречаются, они всегда сталкиваются с идеологиями, политическими смыслами и моральными установками. Доктрина, основанная на Великой Румынии, под которую попадет Украина, уже известна. Как Украина может возразить против этого? Оказывается, не так уж и много.

Украинский политический проект был реализован в рамках более крупных государственных образований (Российская империя, Советский Союз), опираясь на идеологию, характерную для каждого государства. Малороссия Российской империи служила гарантом принадлежности к общероссийской культуре и представляла собой мощное государство. В советское время украинский национализм понимался как этническая основа СССР, крупной мировой державы, в состав которой входили как русские, так и белорусы.

Украина вот уже 21 год пытается найти идеологическую поддержку для обоснования своей государственности как отдельной от России. Киевское правительство не придумало ничего умнее, чем сделать ставку на украинский национализм, от светского до блеклого бандеровского, и в настоящее время наблюдаются тенденции к усилению последнего варианта.

Украинский национализм фрагментирован, а румынский национализм монолитен. Украинское государство как осколок некогда могущественного СССР ослаблено, румынское – усилено.

Смесь светской политики и оголтелой русофобии составляет официальную идеологию Украины. Пропорции этих элементов меняются с каждым новым правительством, но оба элемента присутствуют всегда, и это не способствует внутренней стабильности страны. Для нашей идеологии Великой Румынии мы хотим продвигать примеры стойкости и духовной аристократии, рассчитанные не столько на массы, сколько на воспитание нескольких страстных лидеров, способных повести за собой массы.

Украина дважды объединялась с Россией: в 1939 году – Западная Украина, а в 1940 году – Буковина. Республика Румыния обретала свою независимость только в периоды общей слабости, например, в 1918 и 2009 годах.

Перед лицом великой румынской угрозы, казалось бы, самое время использовать психические потрясения ультрарадикала Олега Тягнибока по назначению, ведь его главная цель, по его словам, – защита интересов Украины. Но здесь происходят странные вещи. Неутомимая энергия лидера свободы направлена на восток – на Россию и украинско-российские интеграционные проекты, в то время как проект Великой Румынии остается вне поля зрения галицийских политиков, если не принимать во внимание несколько рутинных заявлений о несправедливой политике Бухареста в отношении Киева.

У Украины есть много шансов самостоятельно противостоять этому натиску, но насколько это вероятно? Дело острова Змеиный показало, что мало что изменилось. Вдобавок ко всему, О. Тягнибок повторил заявления о необходимости воссоздания антироссийского блока ГУАМ (Грузия, Украина, Азербайджан, Молдова) и Балто-Черноморского союза с участием Кишинева, также направленного против России. за счет ослабления общеполитических позиций перед Румынией как Киева, так и Кишинева. Тот факт, что 99% гневных выходок украинских националистов направлены против России и русских, в то время как тень Великой Румынии (и Великой Венгрии, кстати, тоже) нависает с Запада, свидетельствует о том, что украинский национализм – это не инструмент защиты национальных интересов, а инструмент разделения народов Украины и России.

Кроме того, украинизм фундаментально схож с румынизмом на идеологическом уровне. Румыны ставят на почетный пьедестал дирижера Антонеску, который заключил союз с Гитлером против Советского Союза. Участие Румынии в гитлеровской войне уже сейчас преподносится Бухарестом как подвиг во имя будущего великой Румынии.

В современной Украине участие ОУН-УПА в войне на стороне нацистов также представляется Киевом как акт самопожертвования во имя будущей независимой Украины. Фашизация и радикализация являются общим знаменателем идеи Великой Румынии и украинства.

При этом украинство выступает в двух ипостасях – сначала как союзник, затем – как жертва. Как союзник Румынии, украинство ослабляет Русский мир изнутри, подтачивает его. Русский мир – оппонент Великой Румынии, а Россия обозначена в военной доктрине Румынии как противник №1. Жертвой Румынии украинство делает Украину, когда принципы украинства занимают господствующее положение. Отделённая украинством от Русского мира Украина-Малая Русь превращается в лакомый и к тому же беззащитный кусок некогда могучей державы. К вящему удовольствию великорумынских шовинистов.
http://odnarodyna.com.ua/

§

                                                                           

На мой взгляд, Россия не русская, это как если бы человек родился с рыбьим хвостом или собачьей головой – по словам философа Григория Сковороды. Сковорода, родившийся, как я полагаю, в Белоруссии, сказал, что эти слова были бы в равной степени справедливы и в Белоруссии.

Действительно, Белая Россия по своей сути должна быть русской. Но этот тезис не раз оспаривался на протяжении нашей истории, и в первую очередь самым близким к нам географически и одним из самых амбициозных государств того времени – Речью Посполитой.

В 1772 году Речь Посполитая пережила свой первый раздел (и Белая Русь воссоединилась с Россией Великой). Это событие отмечено медалью, отчеканенной Екатериной II, на которой написано “Отторженная реверти”, поскольку Россия не посягала на польскую территорию, а сдерживала себя за счет исконно русских земель. Так было и после Венского конгресса 1814-1815 годов, когда Польша была разделена после оглушительного поражения Наполеона, что ознаменовало территориальный передел Европы. С согласия стран-победительниц наполеоновской Франции и ее союзников часть Варшавского герцогства, созданного “корсиканским чудовищем”, вошла в состав Российской империи.

Несмотря на то, что в течение многих лет Россия никогда не претендовала на этнические польские регионы, наша страна не участвовала в разделе Польши, вопреки устоявшемуся клише. Разделили Польшу немецкие государства Австрия и Пруссия. С геополитической точки зрения Пруссия приобрела особенно ценную территорию – внушительную часть Балтийского побережья (Варму, Померанию и т.д.). В экономическом плане упадок Речи Посполитой был связан, прежде всего, с упадком внешней торговли Речи Посполитой, которая находилась под контролем Пруссии. По сравнению с Польшей, Австрия и Пруссия занимали почти 120 000 квадратных километров. Однако в истории Польши прочно утвердилась мысль, что именно Россия несет наибольшую ответственность за несчастья, постигшие польскую монархию.

Несмотря на это, Россия участвовала не в разделе Польши (опять же, если исключить период после наполеоновских походов), а в разделе Речи Посполитой, католической империи, захватившей в то время части православной России. Православные продолжали бороться за свои права на отторгнутых территориях, которые католики называли диссидентами. Оказывается, диссидентские движения зародились не в Советском Союзе, а гораздо раньше. В Англии и в Западной России, где большинство диссидентов были православными русскими. Из приведенного выше анализа ясно, что Россия имеет долгую историю борьбы за права человека, по крайней мере, с XVI века, когда термин “диссидент” использовался в Речи Посполитой.

В польской идеологии существует клише, что Третий рейх и Советский Союз одинаково ответственны за развязывание Второй мировой войны. Несомненно, немецкий милитаризм происходит от пруссачества, которое является формой крайнего военного абсолютизма.

Во время раздела Польско-Литовской Республики Пруссия сумела значительно усилить свое присутствие в регионе, став при Бисмарке движущей силой будущего германского государства. Пруссия сохраняла свое политическое и идеологическое значение до 1945 года.

В польской историографии предпринята попытка связать разделы Речи Посполитой, не только первый, с подъемом фашизма в Европе. На первый взгляд, выстраивается логически гармоничная последовательность: первый раздел Речи Посполитой с участием немцев и русских – усиление прусского милитаризма – возникновение при его участии нацистской идеологии, которая привела к беспрецедентной катастрофе в ХХ веке.

Польские историки отмечают, что после исчезновения Польши с карты мира, которое началось с первого раздела Речи Посполитой, в Центральной и Восточной Европе была создана искусственная и противоестественная система трех империй, которая распалась в процессе национальной и политической идентификации проживающих на этих территориях народов: поляков, белорусов и современных украинцев. Здесь мы имеем дело с еще одним логически гармоничным рядом пропольского значения: разделы Речи Посполитой – распад единой политической нации поляков – возникновение на ее руинах, но из ее духовных и политических корней, народов Украины, Беларуси и Литвы. Это обосновывало особую роль поляков и их культуры в физическом и духовном генезисе этих народов.

Истоки польского прометеизма как политической идеологии можно проследить в аналогичных рассказах о жертвах, принесенных польским народом на благо Украины, Беларуси и Литвы. Прометеистическая идеология направлена на разделение России по национальным “швам”. Несмотря на явные прометеевские мотивы Адама Чарторыйского, возглавлявшего польскую политическую эмиграцию в 1840-х и 1860-х годах, основателем считается Юзеф Писюдский.

Но, продолжая логическую цепочку, мы увидим, что пропагандистскому клише о причастности России к усилению милитаристских тенденций в Европе, приведших к двум мировым войнам, через разделы Речи Посполитой можно легко противопоставить иной когнитивно-идеологический ряд: стремление Речи Посполитой распространить свое влияние вглубь православных земель – внушительный ущерб православной культуре на землях за восточной границей Польши – фрустрация этого стремления породила идеологию прометеизма – элементы прометеизма были характерны для политики наиболее тоталитарных режимов в отношении России.

Во время создания ОУН-Север и ОУН-Юг (но неэффективных) прометеевские мотивы просматривались в стратегии ОУН-УПА. Разделение России на национальные швы, то есть главный прометеевский постулат, было приоритетной целью нацистов. В настоящее время в политике США в отношении России (поддержка финно-угров, татарских националистов, кавказских исламистов) прослеживаются явные прометеевские мотивы. Используя эти критерии, мы можем соотнести польский прометеизм с идеологией упомянутых выше политических сил и определить как неуместную принятую в Польше позицию, которая отождествляет прометеизм с правами человека и демократией.

О важности взаимовыгодного сотрудничества и единого взгляда на историю Беларуси и России много говорилось на международной научной конференции “Воссоединение Беларуси и России”, состоявшейся 21 декабря 2022 года в Российском институте стратегических исследований. Мы услышали много интересных комментариев, уточнений и предложений.

Почему Екатерина II не хотела называться польской королевой? Ее правление ознаменовалось неприсоединением к России этнических польских территорий.

Западным историкам, которые огульно обвиняют Россию в разделах Польши, следует начать отсчет этих разделов с более раннего периода, например, после слияния Малороссии с Россией? В это время Малороссия также была польской провинцией. Очень удобный повод свесить всех собак на Россию.

Таких “почему? Суть вопроса остается той же, что и несколько веков назад: Белая Русь всегда является ареной культурного и цивилизационного православно-католического противостояния (то мягкого, то жесткого). В данном случае наступательной стратегии придерживался католицизм. О его активной и деятельной природе много писали такие русские мыслители, как П. Чаадаев, В. Соловьев и Н. Бердяев. Православие предполагает много созерцания и, следовательно, определенную пассивность в действии. Не православная церковь пытается расширить свое влияние на польских территориях, а церковь пытается расшириться на восток. Один из участников конференции отметил, что польское католическое духовенство мало изменилось по сравнению с тем, что было сто или двести лет назад.

Именно по этой причине польский этнический элемент был традиционно многочисленным в рядах белорусской оппозиции, а священники молчаливо поддерживали эту оппозицию. Таким образом, католическая церковь в Беларуси вольно или невольно следует общей политике Запада в отношении белорусского государства. Эксперты в США не стесняются упоминать о грантах, выделяемых Госдепартаментом на поддержку националистических СМИ в Беларуси, причем такие СМИ также поддерживаются Польшей и другими европейскими странами.

Но значит ли это, что нет путей к польско-российскому диалогу на данном направлении? Отнюдь. Ведь о необходимости такого диалога говорили и В. Соловьёв, и. Л. Карсавин, и Н. Бердяев и многие другие столпы русской мысли. Визит Патриарха Кирилла в Польшу – свидетельство того, что такие попытки предпринимаются.
http://interaffairs.ru/

§

§

В доме на Днепропетровской улице в Чертанове Центральном в ночь с 7 на 8 января развернулись драматические события.

http://www.youtube.com/watch?v=7PTPvYgagFI&feature=youtu.be

Александр Карноухов направлялся на встречу со своим другом Антоном Лонгвиновым, когда столкнулся с православным активистом. За несколько минут до встречи Антон сообщил по мобильному телефону, что у дверей его квартиры собрались сектанты. Карнаухов с его миссионерскими и антисектантскими навыками, полученными от о. Даниила Сысоева, поднялся на этаж и попросил товарища не волноваться.

Анна Домбровская (Масейкина Мария Дмитриевна) была единственной 100% сектанткой в группе, в то время как на лестничной клетке находились люди, поддерживающие Pussy Riot и Павла Шехтмана, активиста и борца за Химкинский лес.

Встретив на лестничной площадке группу подозрительных людей, Карноухов заметил на одной из девушек значок “Pussy Riot” и начал дискуссию с православной точки зрения. Не дослушав “сектантов”, он решил, что им больше нечего сказать, и вошел в квартиру Лонгинова. В это же время группа ворвалась в здание. Карноухов заблокировал вход, не позволяя никому войти в квартиру.

Электрошокер Лонгинов применил, когда заметил, что неизвестные собираются проникнуть в его квартиру. В хозяина квартиры было произведено три выстрела из травматического пистолета “ОСА”, но ни одна из пуль не достигла цели. После того как нападавший направил пистолет в лицо Александру Карноухову, мужчине, который блокировал вход и звал на помощь милицию, нападавший скрылся.

Когда раздался четвертый выстрел, резиновая пуля попала прямо между глаз православного активиста. Они бежали в ужасе, напуганные тем, что натворили. Несмотря на это, Карноухов в состоянии болевого шока бросился в погоню за преступниками с пулей в переносице.

Но это еще не все! Поэтому ему удалось поймать одного из нападавших, активистку “Солидарности” Шехтман. После задержания нападавших она попала в больницу. Полное видео инцидента можно посмотреть в Интернете.

Хотя лицо и действия стрелявшего хорошо видны, его личность еще предстоит установить. Полиции сообщили, что после допроса в милиции нападавшие представились Сергеем из “Новой газеты”. Из этих слов ясно, что оппозиционеры не очень хорошо знали стрелявшего. Тем не менее, согласованность их действий и разговоров ставит под серьезное сомнение их утверждение.

Но что послужило причиной этой трагической ситуации?

Сюжет вращается вокруг отношений “Антона Лонгинова” (настоящее имя Вадим Щербаков) и Анны Домбровской (Масейкина Мария Дмитриевна), оппозиционера, руководителя сайта антицерковного портала Credo.ru и активиста секты “Богородичный центр”.

Познакомившись с необычной барышней Домбровской-Масейкиной, Лонгинов решает проникнуть в ее дом, независимо от того, любопытны или романтичны его мотивы. В ходе своего путешествия молодого человека ожидало открытие, что члены “Богородичного центра” с удовольствием дружат со сторонниками “Pussy Riot” и активистами, поддерживающими вандализм в церквях.

Однако настоящую сенсацию Лонгинов-Щербаков узнал в последние дни общения с сектанткой. Под предлогом “сложной жизненной ситуации” она на несколько дней переехала в квартиру Вадима и в течение этого времени активно агитировала его передать свое имущество “Богородичному центру”, а также принять участие в поджоге нескольких православных храмов и даже в предполагаемом покушении на Владимира Путина!

Однако предоставим слово известному православному общественному активисту Дмитрию Энтео, товарищу раненого Александра Карноухова, который описал эту историю на своей странице Вконтакте: “В ходе общения Анна рассказала ему, что вся их группа, молодые люди со всей России, которые на общественных началах занимаются протестным движением, но недавно произошел обыск в квартире, которую для них сняли. Революционерка рассказала, что она была членом тоталитарной секты, известной как “Богородичный центр”, и что она активно вербует Антона как в их революцию, так и в секту. По ее словам, президент Путин должен был быть убит осенью 2022 года. В связи с этим она начала давить на Антона, утверждая, что он должен отдать им свою квартиру, позволить им там жить, помочь с транспортом и, самое главное, бросить ночью бутылку с зажигательной смесью в православный храм.

Во время попытки Антона выгнать ее из дома, заявив, что он православный христианин, иронизируя над его доверчивостью, она настаивала, что у нее “есть влиятельные друзья”, что квартира, которую он занимает, “их устраивает”, и что они “уходят только через смерть”

У группы, собравшейся у квартиры Вадима Щербакова (по крайней мере, у части из них), был очевидный мотив – “поквитаться с предателем”. Среди оппозиции в социальных сетях распространился официальный миф о том, что Домбровская не могла вывезти свои вещи из квартиры Антона, потому что боялась за здоровье Антона.

В отличие от первого тезиса, второй тезис несостоятелен, поскольку Анна называет несколько брошюр “Богородичного центра” “вещами”, поэтому нет причин ради них вламываться в квартиру “предателя”. Кроме того, Дмитрий Энтео в разговоре с Домбровской слишком охотно подтвердил “легенду” о Щербакове, инсценировав ненависть к нему со стороны православной общественности. Это и стало формальным основанием для визита Домбровской и Ко к Вадиму. Но “по делам их” все стало ясно: 5 человек начали штурмовать квартиру и стрелять в хозяина, за здоровье которого они только что “опасались”.

Как сообщает портал “Сегодня.ру”, Дмитрий Энтео лично разобрался в ситуации. Его оценка состояния Александра Карнаухова – средней тяжести, а уголовное дело возбуждено по статье 115 часть 2 а (умышленное причинение легких телесных повреждений из хулиганских побуждений). Как считает Дмитрий, инкриминируемая статья слишком мягкая, поскольку выстрел в голову в упор из травматического пистолета свидетельствует о намерении убить человека.

Статистика свидетельствует в пользу аргументов Энтео: в 9 из 10 случаев человек, получающий резиновую пулю из травматики в голову, погибает.
Алексей Сидоренко

http://www.segodnia.ru/

§

                                                                           

Украинский национализм испытывает острую нехватку исторических фигур широкого масштаба. Поэтому пантеон его героев регулярно пополняется людьми, которые если и имели какое-то отношение к украинизму, то лишь очень-очень близкое к арифметической ошибке. Сейчас в СМИ обсуждается годовщина польского восстания 1863 года. Под патронажем польского президента Бронислава Коморовского в Беларуси, Литве и Украине широко отмечается эта дата: звучат проникновенные слова, зажигаются свечи, вспоминаются люди, которых тут же приватизируют для своих местных политических нужд хваткие националистические писаки.

Так, в список выдающихся украинцев вошел польский дворянин Михал Чайковский. “Незаслуженно забытый современными украинцами”, “украинский гений авантюризма” – такими эпитетами наделяют его современные национал-патриоты, и даже умудрились поместить конспект о нем в ресурсе “Козацькі реферати” для ознакомления украинских школьников с “настоящей” историей Украины.

Эта “правдивая” история игнорирует тот факт, что М. Чайковский был прежде всего польским патриотом. Этот “верный сын украинского народа” трижды менял вероисповедание (греко-католицизм – ислам – православие), присягал на верность разным правителям и застрелился в старости. Он принял участие в польском мятеже 1830 года, после чего бежал в Париж, где его и других заговорщиков приняли с почестями как “остаток великой армии Наполеона” (Отечественная война закончилась лишь 28 лет назад, и французы помнили, как поляки поддерживали “корсиканское чудовище”).

Позже он отправляется в Турцию и создает отряд из поляков-перебежчиков и запорожцев. В рамках Крымской войны 1853-1856 годов легион воевал с турками против России. Когда Сербия и Болгария были порабощены Турцией, они желали победы России, и в русской армии было много добровольцев из этих балканских стран (только болгар – более 3 000 человек).

M. Чайковский, однако, способствовал не освобождению своих братьев-славян, а порабощению их в угоду Стамбулу. В результате он даже начал принимать ислам, получил имя Садик-паша и вместе со своими казаками присягнул на верность турецкому султану.

Что касается Болгарии и Румынии, то Славянский легион М. Чайковского сражался против русских и болгар. М. Чайковский то предлагал султану Абдул-Меджиду захватить православные Армению и Грузию, то с мечом в руках защищал интересы Османской империи в Греции и сербском Косово (как символично!). В 1863 году М. Чайковский не принимал непосредственного участия в восстании, но активно публиковал и пропагандировал теорию славянского братства поляков и украинцев против дикого туранского народа – русских. Тем не менее, он принял царскую амнистию, вернулся в Украину и выбрал православие, став верным членом Российской империи.

На этих примерах они обучают украинских школьников. Украинские национальные историки следуют примитивной схеме: если польский дворянин родился в Украине и воевал против России – все, он в списке украинских героев.

То же самое можно сказать и о Зыгмунте Падлевском, лидере восстания 1863 года. Он не только родился в Бердичеве, но и мечтал о присоединении Украины к “европейскому государству”! Как и другой повстанец – Сигизмунд Секраковский, который даже выдавал себя за украинца. Разве это не то, чем мы должны гордиться?

Посол Украины в Польше М. Мальский принял участие в памятных мероприятиях на кладбище Повонзки в Варшаве 22 января 2022 года, зажег свечу в память о польских повстанцах вместе с президентом Польши Б. Коморовским. Представители Литвы, Латвии и Беларуси зажгли свечи в память о польских повстанцах. Коморовский рассказал о том, как народы, говорящие на разных языках, стояли плечом к плечу в борьбе за свободу в 1863 году.

Польские повстанцы боролись за свободу, но чью? В их мечтах было возрождение Речи Посполитой и аннексия правобережной Украины в свою пользу. Могут ли украинские дипломаты и дипломаты страны-захватчика вместе праздновать годовщину 1863 года, ведь Польша не только не собирается каяться (и, как Цезарь, остается вне подозрений), но и кричит о своей приверженности традициям 1863 года?

То есть никто не отрицает права польской шляхты на Правобережную Украину, той самой шляхты, о которой чешская “Пестбудинская газета” писала, что, провозглашая свободу, она “объявила войну славянским народам или была поставлена под защиту иностранцев, будучи чуждой собственному народу. “.

Это равносильно участию польского посла в торжествах по случаю возвращения украинских земель Украинской Советской Социалистической Республике во время освободительной польской кампании 1939 года. Если бы любой польский политик осмелился на такую дерзость, он или она немедленно стали бы изгоями. Киев, боясь потерять расположение Запада, готов склониться перед могилами тех, кто казнил и вешал православных крестьян и священников (отец Даниил Конопасевич и многие другие), уродовал православные кладбища (православное кладбище в Варшаве) и нападал на православные монастыри (Яблочинский монастырь).

В Беларуси казнили, в частности, многих крестьян. В результате быстрого поражения поляков на Украине крестьяне не успели попасть под гнет католической шляхты. Польша преувеличивает степень участия украинских крестьян в восстании 1863 года, которое они назвали “кровавой пыткой”. Выдающийся чешский историк Франтишек Палацкий отмечает: “Малороссы, которые, возможно, сейчас сражаются вместе с поляками против русских, сражаются не под знаменами Малороссии за политическую независимость Малой России, а, как и поляки, за восстановление старой Польши”. Хотя численность малороссов была ничтожной, царские войска использовали гораздо большее их количество для охоты на повстанцев по всей стране. В результате менее чем через месяц Малая Россия уже была свободна от польских отрядов.

В январе 2022 года на обширной территории от Польши до Сибири будет объявлен траур. Кроме того, Министерство иностранных дел Польши работает с польской диаспорой, чтобы распространить в СНГ свою интерпретацию событий 150-летней давности. Повсюду можно увидеть политическую идеологию – “мы боролись за вашу свободу в 1863 году! Белорусская свобода относится к свободе белорусов. Речь идет о свободе Украины, если речь идет об Украине. Когда речь идет о России, то речь идет о свободе от гнета своего правительства.

В духе примирения между украинским и польским народами украинский посол мог принять участие в траурном митинге в Повонках. Официальный Киев должен твердо заявить, что между нашими народами нет ненависти, но мы не должны забывать печальные факты нашей истории, вызванные религиозной нетерпимостью и духом культурного и расового превосходства. В отличие от этого, польские и украинские СМИ весьма искренне выражают свое почтение местам казни пленных повстанцев в Киеве.

Без сомнения, поляки вольны выбирать, кого они почитают как героев. Недопустимо представлять только “кровавый всплеск” как освободительный поход, недопустимо спекулировать на нем, превращая каждую годовщину в пропагандистский инструмент для раскола украинского населения на “инсайдеров” и “аутсайдеров” и торпедирования украинско-российской дружбы.

Несмотря на свое печальное положение, Украина охотно играет ту роль, которую Хорватия играла на Балканах, или Польша играла в славянском мире. Хорваты, будучи прозападной нацией, потратили почти всю свою творческую и патриотическую энергию на противостояние с Сербией, а затем на распад Югославии. Польша известна своими антиславянскими деяниями, несмотря на свое славянское происхождение (подавление славян белорусов и малороссов, поддержка венгерской деспотии в Угорской Руси, австрийской тирании в Руси Сервоновой, помощь турецким янычарам на Балканах и в Греции).

Именно поэтому Михал Чайковский, который легко менял веру и присягал на верность разным правителям, считается выдающимся украинцем, а не легендарный моряк Петр Кошка, уроженец Винницы, герой обороны Севастополя в Крымской войне (когда Славянский легион Михала Чайковского атаковал со стороны Турции).

В 1863 году, когда польское восстание обострило политическую ситуацию, П. Кошка был призван в 8-й экипаж Балтийского флота. Несмотря на то, что он не мог воевать с поляками, он верно служил, охраняя морские границы Российской империи от вторжения западных стран. Не исключалось военное вмешательство Англии и Франции на стороне поляков, особенно если учесть, что польские повстанцы прошли артиллерийскую и кавалерийскую подготовку в польско-итальянской военной школе в Кунео и Генуе (открытой, надо полагать, не без помощи Ватикана), а затем были заброшены в Российскую империю.

Очевидно, что Киев легко жертвует своим патриотизмом, когда этого хочет Запад. Покорность, попустительство, молчание памяти тех, кто страдал под католическим игом, и зажжение свечи в память о тех, кто им это навязал.

§

                                                                                         

Когда человек наблюдает за каким-либо процессом, он пытается постичь его природу, предсказать исход, определить, каким будет результат, положительным и отрицательным. Отношение современных приверженцев украинизма следующее: Украинские националисты – к белорусам.

Почему украинские националисты любят и не любят белорусов? Прежде всего, белорусы недовольны дружественным тоном белорусского общества по отношению к России. По их мнению, Беларусь – единственная страна в Европе, которая готова отказаться от своей государственности и присоединиться к “Великой России” (1). В глазах украинских националистов присоединение к России означает присоединение к белорусско-российскому братству, будь то Таможенный союз или любая другая форма интеграции.

Украинская общественность не может не приветствовать Беларусь, которая во всем напоминает Украину Виктора Ющенко, ориентированную на США, НАТО и ЕС и воюющую с Россией по надуманным причинам. Предпосылкой для этого, конечно же, является наличие белорусской идентичности, отличной от великорусской. С этой точки зрения белорусы представляют ценность только для украинских националистов.

Язвительная критика сопровождает движение Беларуси в сторону России. Хвалят, если они решают идти против.

Этот взгляд белорусов также отражает теории умерших украинских деятелей. Один из них, бандеровец Юрий Липа, которого сегодня высокомерно называют геополитиком украинского национализма (за его тексты “Черноморская доктрина” и “Раздел России”, написанные в 1940 и 1942 годах), подчеркивал, что Беларусь является самым естественным и необходимым союзником для Украины.

Нео-бандеровцы говорят о том, что белорусы всегда были как бы в хвосте стаи, наследуя этнополитические модели, свойственные Украине (2). На самом деле это действительно так. Когда после 1917 года единый русский народ был юридически разделен на собственно русский, украинский и белорусский (этноним “малоросс” вообще был вытеснен из обихода, как и “великоросс”), Украина, как по размерам территории, так и по численности населения, стала своего рода альтернативным полюсом и этнокультурным балансом России и русскости. Сегодня постсоветский восточнославянский сегмент (Россия, Украина, Беларусь) может развиваться только в двух направлениях: либо в сторону России, либо в сторону Запада и всего, что с ним связано (НАТО, ЕС и т.д.). ).

Некоторые иностранцы иногда хотят продвинуть Киевскую Русь как региональный ведущий центр европейской части бывшего Советского Союза, перехватив инициативу у России.

Принять Беларусь под свой зонтик – это рекомендация украинцев украинской политической элите. По их мнению, украинско-белорусский диалог должен быть многомерным: военно-политическим, экономическим, культурно-информационным и т.д. Если бы Украина замкнулась на Беларусь, она могла бы, по мнению сторонников украинизма, более эффективно противостоять России на западном направлении (3).

На первый взгляд, тот факт, что Беларусь и Украина находятся на одной географической широте и соседствуют с Россией, кажется странным: у двух стран разные отношения со своим восточным соседом. Беларусь – это Украина без Галичины, признают даже украинские националисты. Исторически Галичина была центром украинского греко-католицизма, то есть униатства. Когда-то из униатской среды вышло много видных и ярких деятелей карпато-русского движения, но репрессии австрийцев (концлагеря Талергоф и Терезин) и поляков привели многих из них к гибели. Без них униатство оказалось под полным контролем галицийских русофобов, и уже Дмитрий Донцов, идеолог украинского национализма, призывал украинцев перекреститься в греко-католиков, потому что только так можно духовно сблизиться с Западом. Греко-католицизм был ответственен за извращение культуры, политики и общества, известное как украинский национализм.

Униатство не имело такого влияния в Белоруссии. Митрополит Виленский Иосиф Семашко (1798-1868), одна из важнейших фигур в религиозной жизни западнорусского региона, считал, что предпочтительнее оставаться либо чистыми католиками, либо православными, но не оказываться “между” двумя конфессиями. В отсутствие униатства не существует бандеровщины или чего-то подобного – это исторический факт.

По мнению украинских русофобов, кузнецами особой белорусской идентичности сегодня является лишь небольшое количество западнобелорусской интеллигенции, преимущественно католической, а Москва, вплотную подошедшая к белорусским землям, коварно ассимилировавшая ильменских словен (Новгородская область и Псковская область), якобы мешает окончательному формированию белорусской идентичности. В начале 20 века выходцы из этой среды продвигали идею переименования Беларуси в Кривию (племя кривичей играет значительную роль в этногенезе Беларуси). В настоящее время украинские русофобы выступают за переименование Беларуси, чтобы отделить ее от российской истории.

Какие напрашиваются выводы?
Украинско-центричные «роздуми» о судьбе белорусов – набор псевдоисторических домыслов, даром что их озвучивают иногда люди с учёными степенями (как правило, из западно-украинских вузов). Например, если Беларусь – это Кривия, то почему Россия или Украина не Кривия? Кривичи жили в составе и Киевской Руси, и Смоленского, и Полоцкого княжеств, и во владении Новгорода, а антропологический тип кривичей соответствует валдайскому типу современных русских. Нас хотят разделить этой Кривией, но каждая страница нашей истории свидетельствует о том, что мы – один народ.
Украинские националистические теории о белорусах, как чуждом русским народе, страдают тем же недугом, что и теории их собратьев из числа националистов белорусских – нехваткой ярких исторических личностей для маркирования белорусского сепаратизма.
Необандеровцы внушают мысль, что в историко-географическим плане органичным геополитическим ареалом развития Беларуси является не Русский мир, а «Балтийский макрорегион» – ориентация Минска на Ригу и Вильнюс, где наблюдается такая милая взору необандеровцев практика героизации нацистских преступников.
Лучшим средством укрепления белорусской идентичности в религиозном измерении, по мнению необандеровцев, является униатская церковь, поддержку которой обязана оказать Украинская греко-католическая церковь (та самая, чьи священники освящают сегодня памятники карателям дивизии СС «Галичина» и т.п.). Об участии украинских полицаев в уничтожении белорусских деревень такие радетели – ни слова.
И главное, белорусская идентичность не представляет для украинских националистов самоценности, а служит лишь инструментарием для достижения своих целей в противостоянии с Россией и русской культурой. Белорусы им интересны до тех пор, пока их можно использовать, хотя бы потенциально, против России. Вот и вся ценность белорусов и их культуры для необандеровцев.

Существует многомерная и масштабная концепция Русского мира. Злобный противник Русского мира – политический украинство – это мелкое понятие, не терпящее этнического разнообразия, а потому агрессивно выкорчевывающее русский язык и культуру даже на территориях, никогда ранее не принадлежавших Украине (Донбасс, Слобожанщина, Крым, Новороссия), и мечтающее выкорчевать его и в других регионах – Кубань, Приднестровье.

Однако русский мир органично вмещает в себя белорусскую, малороссийскую и многие другие региональные идентичности. Это “цветущий мультикультурализм” народов и культур, построенный на уважении и признании, а не на поклонении идолам радикального национализма.

Баган О. «Білоруська ідентичність: духовно-історичні уроки»
Там же

3. Квітень М. «Ідея “розподілу Росії” Юрія Липи»

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.