Зелье с сюрпризом | Глава 2 — Гарри Поттер — Фанфики по книгам — Fanfics.info

Зелье с сюрпризом — @дневники: асоциальная сеть

Аннотация: Это невесела история о выборе между долгом и любовью. В это Рождество юному наследнику Малфоев предстоит его сделать.

Предупреждение: небольшой гет.

Написано на Фест «Рождественские причуды магии». Тема: «Кто же так варит Согревающие, или Правила безопасности при работе с зельями на Рождественских каникулах.»

Пролог.
читать дальше

Рождество – это праздник, которого с нетерпением ждут очень многие.
Чтобы скоротать время, люди ходят по магазинам, подбирая для родных и близких частички счастья. Ожидая в ответ всего лишь немного внимания. Покупая подарки, они представляют, как улыбнется мать, разглядывая изящную безделушку, с каким интересом и азартом будут гореть глаза ребенка, с жадностью рвущего яркую обертку новой машинки. Как ярким искоркам приязни блеснут глаза подруги, получившую на Рождество еще одну скалку для теста. Все эти мелочи нужны только для того, чтобы создать неповторимое ощущение счастья.
В Рождественскую ночь все ждут волшебства. Дети с восторгом ждут Санта-Клауса, а взрослые сами пытаются привнести волшебство в дом.
Они покупают пушистую, пахнущую свежестью ель, развешивают по стенам ажурные снежинки и украшают фасады домов разноцветными мигающими лампочками. И когда все дома начинают светиться Рождественскими цветами, ощущение сказки, чуда и волшебства без остатка наполняет души людей.
Но одними только подарками и разноцветными лампочками нельзя создать праздник. Обязательно нужны те, кто без остатка разделит с вами радость. Ими могут быть родные, их согревающее тепло улыбки вносит в жизнь то, чего мы все так ждем в Рождественскую ночь. Или близкие друзья, которые всегда поддержат и помогут, и это дороже всех чудес на свете. Печальные одинокие люди стараются разделить праздник с домашними любимцами. Порой, пушистый комочек шерсти, согревающий колени, находит самый нежный и теплый отклик в душе.
Даже самые хмурые и брюзгливые люди, вечно ворчащие — как глупо тащить колючую елку в дом, вешать дурацкие цветные лампочки или незаслуженно одаривать кого-то подарками, проходя вечером по улице, светлой от мерцающих лампочек, любуются яркими украшениями. Стеклянные шарики, хрупкие ангелочки и тонкие фонарики, порой очень старые, бережно хранятся, обернутые в бумагу, в больших коробках на чердаках, чтобы раз в год своей красотой порадовать людей. Даже самый хмурый человек, невольно заряжаясь энтузиазмом людей, покупающих за ненормальные деньги ничего не значащие безделицы, в Рождественскую ночь все равно на секунду, на какое-то мгновение, улыбнется своим родным. Для них это и станет тем самым волшебным, сказочным моментом, ради которого и был придуман праздник Рождества.
К сожалению, есть и те, кто с ужасом ждут Рождества. С наступлением нового года, им придется принимать нелегкие решения. Например, наследник древнего и богатого рода Малфоев, чья судьба должна решиться в эту Рождественскую ночь.
Часто бывает, что за единственных наследников подобных семей принимают решения родители. Твердо и уверенно знающие, что хорошо для рода – хорошо и для их ребенка. С непоколебимой уверенностью воплощая свои мечты, и безжалостно отсекая кажущиеся им ненужными, дружеские связи. С маниакальной настороженностью следят, чтобы наследники случайно не повторили их ошибок. Не зная, что путь, с которого они сами однажды свернули, ведет в тупик.
Заранее расписав и разложив по ровным полкам жизнь наследника, родители тщательно стерегут, чтобы никакая мелочь не испортила запланированного порядка вещей. А, не уследив, чувствуют себя обиженными и преданными собственными детьми.
Что же остается делать запертым в порочном родительском кругу вещам, по ошибке названным детьми. Открытый бунт? Обычно он мало к чему приводит. Диалог, компромисс — не приводят вообще ни к чему. Шантаж? От него вреда больше чем пользы. Некоторые прибегают к одному из перечисленного, другие к другому. Но такие как Скорпиус понимают, чтобы разорвать прочный круг нужно уничтожить то, вокруг чего он строиться, или уничтожить его создателя.
Именно поэтому этим ясным утром, закрывшись в одной из многочисленных лабораторий поместья, худой светловолосый юноша, внимательно сверяясь с книгой, варит опасное зелье.

Глава 1

читать дальше

— Скорпиус, садись. Нам нужно поговорить, — Драко Малфой движением руки указал на кресло.
Хозяин кабинета явно нервничал, и очень старался это скрыть. Но письменный стол выдал его с головой. Полупустая бутылка коньяка на столе. Бумаги, обычно сложенные в идеальном порядке, валялись безобразной кучей и из-за сквозняка так и норовили соскользнуть со стола.
Блеклый луч скупого зимнего солнца тускло отражался в хрустале круглого бокала. Темные шторы беспокойно шевелились на сквозняке. Беспокойно трещали сгорающие в камине поленья. Ожесточенно тикали большие настенные часы. Казалось, кабинет нервничал вместе со своим хозяином.
Владелец поместья – светловолосый мужчина лет сорока, с бледной кожей и тонкими, аристократическими чертами лица, — за завтраком открыл утреннюю прессу и был шокирован. Сегодня он узнал о своем сыне такое, о чем раньше и не догадывался. И сейчас в разговоре с ним надеялся уладить скользкие моменты и разъяснить недопустимость такого поведения. Что было довольно необычно. Обычно аккуратный и хорошо воспитанный Скорпиус был идеальным сыном и гордостью своего отца. С отличием окончивший Хогвартс, великолепно разбирающийся в юриспруденции, бухгалтерии, светском этикете, музыке, искусстве – идеальный наследник Малфоев. И под стать ему была подобрана не менее идеальная наследница итальянского рода. Аделина ди Нокки была выше всяких похвал. Родовита, богата, светловолоса, с превосходным здоровьем для рождения наследников, умна, симпатична и с покладистым характером – идеальная жена. Драко Малфой просмотрел сотни девушек Европы в поисках нужной. А тут Скорпиус вытворил такое!
Драко встал напротив сына, сложив руки на груди.
— Мне не нравиться твоя связь с мужчиной вдвое старше тебя, — Драко протянул ему ту мерзкую статью.
Скорпиус развернул газету. Один быстрый взгляд, и он уже мог представить, что отец прочитал за завтраком.
Большая, черно-белая колдография похлеще самой статьи кричала о сексуальной связи двух мужчин. Эти двое были запечатлены в номере одной из Лондонских гостиниц, на живописном фоне огромной двуспальной кровати, в тесных объятиях. Пальцы старшего мужчины, зарывшись в светлые волосы, отклоняли голову любовника немного вниз, чтобы удобнее покрывать его лицо нежными поцелуями. Руки светловолосого юноши постоянно сновали по широкой спине, постоянно поглаживая и лаская, часто опускаясь ниже широкого брючного ремня.
Скорпиус и в страшном сне представить не мог, что в номере одной из самых дорогих гостиниц была спрятана камера. Нет, он, конечно, собирался сообщить родителям о своем романе, но не таким же способом.
— Папа, я уже встречаюсь с ним несколько месяцев и люблю его, — Скорпиус поднял на отца большие, голубые как у матери, глаза.
— Так. Мы устроим Рождественский бал, где ты всем скажешь, что на фотографии не ты. Это просто грязная газетная сплетня. Потом объявляешь о помолвке с Аделиной ди Нокки и одеваешь ей на палец самый большой из семейных бриллиантов, извиняясь за нелепый скандал.
Драко отобрал у сына газету с отвратительной статьей и швырнул в догорающий камин. Бумага моментально скрутилась от жара, местами почернела и вспыхнула, неизбежно уничтожаемая огнем.
— Папа, пожалуйста, я не хочу на ней жениться. Аделина очень красива, но я, правда, очень сильно люблю Гарри. И хочу быть с ним, — Скорпиус не оставлял попыток уговорить отца.
Драко презрительно скривился на тираду сына.
— Как можно любить мужчину, да еще намного старше себя. Тем более Поттер тебя точно не любит. Кого может любить разведенный мужчина? Ты для него очередная постельная игрушка.
— Это неправда. Я точно знаю, что Гарри любит меня. Он даже предлагал переехать к нему. И еще…
— Прекращай! Не желаю этого слушать! Скорпиус, я желаю тебе только добра и поэтому, ты объявляешь о помолвке и женишься на Аделине. Тем более, что я уже послал приглашения.
Драко Малфой был немного сбит с толку тем, что впервые сын стал спорить. Обычно послушный, Скорпиус без возражений выполнял требования отца. А тут взялся спорить. Никак — тлетворное влияние Поттера.
— Я запрещаю тебе с ним встречаться. Хватит одного скандала!
Скорпиус низко опустил голову, словно принимая сказанное отцом, потом вскинувшись, резко встал. Глаза блестели материнским упрямством, на скулах перекатывались желваки, кулаки крепко сжаты.
— Я старался быть идеальным сыном! Я выполнял все твои желания! — забыв об этикете, Скорпиус повысил на отца голос. – Пожалуйста, позволь мне быть счастливым с любимым человеком.
— Я все сказал! – Драко Малфой был непреклонен.
— Я ненавижу тебя! – отчеканил Скорпиус и выбежал из отцовского кабинета, громко хлопнув дверью.
Несколько секунд Драко стоял в оцепенении. Никогда еще Скорпиус не позволял себе такого. Нужно немедленно прекратить встречи сына с этим Поттером. А Скорпиус скоро перебесится и поймет, что отец был прав.
— Тилли, — позвал он в воздух.
Почти бесшумно появившийся домовой эльф низко склонился перед хозяином.
— Проследи, чтобы Скорпиус никуда не выходил из поместья, не разговаривал по камину и не слал никаких сов. Если будет нужно, применишь магию. Понятно?
— Понятно, хозяин. Тилли за всем проследит, — и с негромким хлопком эльф испарился.
Драко удовлетворенно опустился в кресло. Теперь все в порядке. Он справится с юношеским бунтарством сына. Теперь нужно подготовиться и всем разослать приглашения на большой Рождественский бал в Малфой-мэноре.

Глава 2

читать дальше

Дождливым августовским днем, прогуливаясь по пустующей набережной Темзы, Скорпиус увидел вдалеке, как мужчина в черной куртке выронил что-то из кармана. Подойдя ближе, он рассмотрел магловский бумажник. Внутри оказались детские фотографии, немного магловских денег и золотые галеоны, которыми, как известно, пользуются только волшебники. Скорпиус решил вернуть находку владельцу. Тем более, количество золотых галеонов указывало на небедного волшебника, а, как учил отец, полезные связи всегда пригодятся. Скорпиус быстрым шагом направился в ту сторону, где скрылся незнакомец. Он нашел его довольно быстро. Незнакомец стоял лицом к реке, опираясь локтями о заграждение, и курил.
Скорпиус осторожно приблизился, протягивая находку.
— Извините, сэр. Вы обронили бумажник.
Незнакомец медленно обернулся, и Скорпиус узнал всем известного в магическом мире, знаменитого Гарри Поттера. Тот так часто появлялся в газетах, что не узнать действующего Главу Аврората было невозможно. Хотя «вживую» он был намного симпатичнее, чем на фотографиях. Растрепанные черные волосы, яркие зеленые глаза, высокий рост, хорошая фигура – понятно, почему на него вешались все кому не лень. Из-за этого Поттер не сходил со страниц светской хроники. Было даже немного странно, что Герой Магического мира жуткий нелюдим. О нем Скорпиус знал только из газет. Поттер никогда не появлялся на светских вечеринках, хотя Скорпиус собственноручно подписывал приглашения Главе Аврората на приемы, устраиваемые отцом.
Гарри Поттер взял протянутый бумажник и благодарно улыбнулся. О, Великий Мерлин, — за эту улыбку стоило умереть. Скорпиус осознавал, что ведет себя как безголовая девица, но ничего не мог с собой поделать.
— Спасибо, мистер … — Гарри сделал паузу, чтобы незнакомец представился, но симпатичный молодой человек стоял, широко раскрыв большие голубые глаза, явно пребывая в ступоре, — здесь находятся важные для меня колдографии. Мне было бы жаль их потерять, — Гарри продолжал говорить, давая юноше прийти в себя.
— Я, … Просите, я не ожидал встретить здесь именно вас, — Скорпиус наконец вышел из стопора, но продолжал бессовестно пялиться.
Гарри выбросил истлевшую сигарету.
— Мое имя как вижу вам известно, но мне ваше нет, хотя, вы кажетесь мне знакомым, — обычно Гарри претили такие влюбленные взгляды, но сейчас почему-то это было даже приятным.
— Скорпиус Малфой, — представился светловолосый юноша.
— А, Малфой, похож на отца.
— Правда? Вы его знаете? Вы ведь никогда не были на наших приемах.
— Да, мы вместе учились. – Поттер повел плечами, как будто вспомнил о чем-то неприятном.
— Предлагаю перенести разговор о достоинствах моего отца в ближайший ресторан, — Скорпиус видел, что разговор свернул в неприятное русло и предложил продолжить вечер в более комфортном месте, чем сырая продуваемая набережная.
— Пожалуй, я приму ваше предложение, тем более мне надо поблагодарить вас за находку.
Гарри отстранился от заграждений, и они направились к маленькому, уютному ресторанчику.
Проведя ужин за приятной беседой, и пожав руки, они разошлись в разные стороны, унося в душе тепло от приятно проведенного вечера.
Спустя неделю им снова пришлось столкнуться за обедом в ресторане. Глава Аврората сидел в одиночестве и был не против приятной компании.
Спустя еще пару дней, Главный Аврор прислал Скорпиусу пару билетов на квиддичный матч с участием Джеймса Поттера. Скорпиус принял их с условием, что Гарри идет с ним. Гулянка, по случаю победы, продолжилась в одном из Лондонских ночных клубов, где Гарри угощал Скорпиуса вкуснейшими коктейлями, с такими названиями, что у благовоспитанного, хотя уже немного нетрезвого, наследника Малфоев вяли уши. Разноцветные напитки не пошли на пользу. Раньше он не пил больше чем бокал вина или нескольких глотков отцовского коньяка. На следующее утро Скорпиус проснулся на полу, возле унитаза, с жуткой головной болью, в доме Гарри Поттера. Гарри полдня добродушно над ним посмеивался, пытаясь поочередно напоить горе-гуляку то антипохмельным зельем, то чаем с лимоном, то, видать из особо садистских побуждений, накормить завтраком, при мысли о котором желудок Скорпиуса выворачивался наизнанку. Удостоверившись, что с наследником древнего рода все в порядке, Гарри отпустил его домой. Скорпиус немного переживал, что из-за его ночной отлучки отец сильно волнуется, но придя домой, даже с некоторой обидой обнаружил, что ночное отсутствие осталось незамеченным.
Утром следующего дня младший Малфой получил сову от Поттера, где тот шутливо справлялся о его самочувствии и приглашал на обед. Скорпиус в шутливом порыве приглашение отклонил и сам пригласил Гарри на свидание, за ужином. Каково же было его удивление, когда сова принесла ответ от Поттера «Какие цветы предпочитаешь?». Он даже сначала не понял, зачем цветы, но, когда наконец дошло, посмеялся и почти пол дня примерял перед зеркалом наряды, как будто и впрямь собираясь на свидание. Гарри Поттер пришел без букета, по поводу чего Скорпиус даже слегка обиделся, на что Гарри, ослепительно улыбнувшись, пообещал купить целый магазин цветов и прислать их в Малфой–мэнор. Оценив перспективу разборок с отцом, уже поплывший от вина Скорпиус объявил, что вместо цветов хочет поцелуй, а Гарри, очаровательно улыбаясь, сказал, что благовоспитанные юноши на первом свидании не целуются. Скорпиус намек понял и, чтобы замять неприятный момент, под предлогом легкого алкогольного опьянения, потащил Поттера в ближайший парк проветриваться.
Гарри, наверное, поддался очарованию ночи. И сам нежно поцеловал Скорпиуса, прислонив его к одному из самых толстых деревьев в самом неосвещенном углу парка.
Младший Малфой вернулся домой неприлично счастливым, и уже далеко за полночь, чем вызвал неудовольствие отца. Скорпиусу удалось отделаться извинением, что посиделки с друзьями так затянулись и обещанием, что такого больше не повториться.
С тех пор встречи с Гарри стали ежедневными, переместившись из ресторанов — в дорогие магловские гостиничные номера, или же в хорошо защищенный дом Поттера. С каждым днем Скорпиус влюблялся в Гарри все сильнее. Они идеально подходили друг другу. Хорошо воспитанный и терпеливый Скорпиус иногда казался старше совершенно безбашенного, крайне вспыльчивого Поттера. Который заряжал своей неутомимой энергией, заставляя Скорпиуса проделывать такие вещи, о которых он и не подумал бы сидя дома. Скорпиус делился с Гарри очарованием молодости и тем, давно забытым, ощущением тепла и доверия, которое бесследно улетучилось очень много лет назад.
В сексуальных отношениях, Гарри ограничился пока одними поцелуями, не спеша переходить дальше, давая себе и юноше в полной мере насладиться влюбленностью и ожиданием. И Скорпиус нетерпеливо ждал, изо всех сил пытаясь ускорить развитие событий. Он чувствовал, что Гарри хочет его, но почему-то не переходит к более решительным действиям. Скорпиус даже попробовал обидеться и, выдерживая характер, просидел безвылазно дома целых три дня. На утро четвертого он решился. Явившись к Поттеру в дом в пол шестого утра, догола раздевшись на пороге, в наглую влез к нему под одеяло и начал будить поцелуями.
Тогда Главный Аврор впервые в жизни прогулял рабочий день, отговорившись плохим самочувствием. Надежды Скорпиуса почти оправдались. Целый день они не выбирались из постели. Оказалось, что соскучился не только он. Скорпиус открыл для себя радости минета, и даже сам попробовал свои силы в этом нелегком, но бесспорно увлекательном занятии, клятвенно обещая Гарри ежедневную практику. Он до полноценного секса все равно не дошло. По неизвестной причине Гарри не хотел спешить, растягивая ожидание.
Теперь Скорпиус не мыслил дня без Поттера. Рано утром он выскальзывал из Малфой-мэнора, чтобы разбудить Гарри на работу. После того как Глава Аврората уходил, Скорпиус возвращался домой. Со скучающей физиономией бродил по поместью, и, якобы от безделья, то и дело попадался отцу и мешал заниматься делами. На что Драко Малфой советовал прогуляться где-нибудь вечером, в ответ, изнывающий “от скуки” наследник, показательно отнекивался. Ближе к вечеру он все же соглашался, убегая встречать своего любимого Гарри с работы и, как примерный сын, возвращаясь домой не позже одиннадцати. На следующий день все повторялось снова. За рабочую неделю Скорпиус так умудрялся надоесть отцу, что тот настоятельно рекомендовал ему съездить куда-нибудь на уик-энд. Излишне говорить, что под предлогом различных туристических поездок юный аристократ проводил все выходные с любимым Гарри. Причем в вопросе обмана отца он проявлял поистине слизеринскую хитрость и изворотливость, обманывая так бесстыдно и профессионально, что сам на себя диву давался.
Однако в их с Поттером отношениях все было не так гладко. Однажды, когда они нежились в большой ванне, их застала бывшая Поттеровская жена. Скорпиус умудрился на почве ревности к Гарри поругаться с одним из его сыновей – Альбусом Северусом. Как-то поссорился с Джеймсом, который нагрубил отцу из-за романа с младшим Малфоем. Чтобы их помирить, Скорпиусу пришлось самому объяснять старшему сыну Поттера, как тот неправ. За что и получил от бешеного отпрыска Героя в глаз, но в долгу не остался и запустил в него древним проклятием мужского бессилия. Сам Гарри, сводя синяк Скорпиуса, не знал, смеяться ему или плакать. Особенно когда Джеймс через два дня явился с извинениями и просьбой снять заклятие. На что Скорпиус, откровенно смеясь, порекомендовал Джеймсу попить каких-нибудь зелий, но проклятие все-таки снял.
Решив вопрос с родными Гарри, они опасались только журналистов, предпочитая гулять по магловскому Лондону.
Развивая отношения, Скорпиус не переставал думать, как сообщить об этом отцу. Он был готов защищать свое счастье до последнего, даже ценой ухода из дома и выхода из рода. Но судьба распорядилась по-другому, подкинув Драко за неделю до Рождества ту грязную статейку в газете.

Глава 3

читать дальше

В одной из лабораторий Малфой–мэнора остро пахло белладонной. Над горелкой медленно булькал маленький котел. Худой, светловолосый юноша сидел за столом, горестно обхватив голову руками. Он пристально следил за тихо пересыпающимися песчинками маленьких песочных часов, отмеряющих время приготовления зелья. На полу валялась скинутая со стола, явно в порыве отчаяния, редкая книга «Моментальные яды». Зелье, которое варилось в котле, было из этой книги.
Когда Драко Малфой запретил Скорпиусу встречаться с Гарри Поттером, Скорпиус почувствовал гнев. Он уже думал, что в случае неудовольствия отца, уйти из поместья и поэтому решение принял довольно быстро. Скорпиус поднялся к себе собрать вещи. Поняв, что вещей слишком много, он стал собирать только самое необходимое. Когда появился отцовский эльф, сумка была собрана только наполовину. Непрестанно кланяясь, домовик терзал свои большие уши, пытаясь втолковать Скорпиусу волю отца.
— Хозяин запретил юному хозяину выходить из дома! – верещал Тилли, хватая его за руки.
Скорпиус не обращал внимания на домовика, продолжая собираться.
— Хозяин поручил Тилли не выпускать юного хозяина из дома, — продолжал визжать домовик, — юный хозяин не выйдет из поместья, — и загородил выход из комнаты.
Наконец сумка была собрана.
— Тилли, я приказываю пропустить меня, — Скорпиус взял вещи и направился к дверям.
— Тилли не может допустить ухода молодого хозяина! – и потянулся к сумке, которая тут же растворилась вместе с домовым эльфом в воздухе, прямо в руке.
Скорпиус бросился к двери, но та оказалась надежно заперта заклинанием. Потянувшись за палочкой, он с ужасом обнаружил, что палочки нет. Чертов эльф забрал и ее. Скорпиус медленно опустился на ковер, как никогда чувствуя себя пленником в собственном доме. К вечеру он попытался написать Гарри письмо, но сова вернулась слишком быстро, видимо натолкнувшись на антисовиный барьер вокруг поместья.
И тогда он почувствовал абсолютную, чистую ненависть к отцу, который с легкостью играл его жизнью. К матери, которой вечно на все было пофиг. К стенам родного дома, и к, не в меру, услужливым домовикам.
Почти три дня он просидел взаперти. Тилли приносил еду, сообщал, что все ускоренно готовятся к рождественскому балу, сетовал, что домовики заняты подготовкой, и Тилли не может составить Скорпиусу компанию. Поэтому на двери, окна и камины установлены следящие чары.
Еще через сутки заточения Скорпиус решил уничтожить виновника своих бед – своего отца.
С трудом упросив Тилли выпустить его в библиотеку, он дал домовику клятву, что не будет пытаться покинуть поместье.
Почти двое суток он потратил на перекапывание отцовской библиотеки в поисках нужной книги, так как существовало очень немного зелий, которые можно было сварить без помощи палочки и за несколько часов.
Наконец удача улыбнулась Скорпиусу. В книге «Моментальные яды» он нашел то, что искал. Этот яд убивал очень быстро, вызывая моментальную остановку сердца, и полностью выветривался через несколько часов из крови жертвы.
Взяв книгу, Скорпиус направился в одну из маленьких подземных лабораторий. На выходе из библиотеки ему преградил дорогу вездесущий Тилли.
— Я нашел интересное зелье и хочу его приготовить, — Скорпиус старался улыбаться как можно добродушнее, — пойдем, поможешь мне разжечь горелку под котлом.
Домовик неодобрительно покачал головой, но все-таки помог. Скорпиусу было очень непривычно работать без палочки. Приходилось собственноручно резать цветки белладонны, пестиком толочь корень колдовского лопуха и, что самое странное, помешивать зелье большой деревянной ложкой. Рецепт был довольно прост, и для Хогвартского отличника большого труда не составил. Но чем ближе зелье было к окончательному приготовлению, тем больше Скорпиусу оно не нравилось. Запах белладонны, которую использовали только в ядах, был слишком силен. Шанс, что отец, лучший из зельеваров британии, его не заметит, стремительно приближался к нулю. До Рождества оставался всего один день. Искать другой рецепт, варить другое зелье времени не было. Как и не было шанса, что отец не заметит яда в бокале. Скорпиус в отчаянии швырнул книгу со стола и опустился на стул, закрыв лицо руками.
Песчинки в часах закончили свой бег, и Скорпиусу ничего не осталось, кроме как перелить получившийся яд во флакон и надеяться на Рождественское чудо.

Глава 4

читать дальше

Гарри Поттер сходил с ума от беспокойства. Скорпиуса не было шестой день. После той грязной статьи в газете он пропал. От него не было писем, а послания к нему возвращались нераспечатанными.
Надежда, что Драко Малфой не читает утренних газет, была ничтожна. Нужно было срочно поговорить с ним, но камин в поместье Малфоев оказался закрыт. Переместившись к аппарационному барьеру, Гарри не смог пройти. Его, определенно, здесь видеть не желали.
Он уже подумывал о рейде к бывшему Пожирателю Смерти в Малфой-мэнор, под предлогом какой-нибудь проверки. Так он сможет поговорить с Драко и узнать, что случилось со Скорпиусом.
Драко метался по своему кабинету как тигр в клетке. Он никак не мог понять почему, зачем герою Магического Мира, у которого было все, что он пожелает, юный глупый мальчишка. Скорее всего, размышлял Драко, это запоздалая месть Поттера за Хогвартские времена. Чертов Поттер мстил, ударив по самому больному – единственному наследнику. Растлив и совратив неопытного юношу, который ради него откажется от выгодного брака, Поттер бросит Скорпиуса и опубликует самые грязные подробности их связи. Драко зажмурился от жуткой перспективы. Из-за скандала перед ними закроются двери самых богатых и влиятельных домов Европы, их перестанут принимать в обществе, Малфои потеряют уважение деловых партнеров, расторгнутся договоры, сорвутся сделки, и как следствие, они потеряют деньги. Очень большие деньги. За что Поттер так сильно его ненавидит?
А та газетная статья, не дело ли рук Поттера? Малфой знал, что совы Поттера регулярно толкутся около антисовиного барьера, окружающего поместье. Даже сам Поттер пытался пройти в наглухо закрытое поместье. Наверняка приходил угрожать и шантажировать. Тогда, может удастся откупиться?
Устав сомневаться, Драко бросил горсть порошка в камин и шагнул в зеленое пламя.
Камин выплюнул его в гостиной особняка Поттеров. Светлая гостиная была оформлена в строгом английском стиле. Дизайнеры хорошо потрудились, чтобы превратить старый разваливающийся особняк Блеков в семейное гнездо Поттеров. Резные дубовые панели на стенах, наборный дубовый паркет на полу, традиционная мебель из массива ценных пород – недешевая дизайнерская работа. Судя по всему, Поттер в деньгах не нуждался. Значит, придется ему предложить или ну просто неприличные деньги или Поттер потребует нечто другое, более ценное.
Шагнув из камина и стоя на светлом, с серым рисунком ковре, Драко некоторое время сомневался. Поттера нужно было искать в Аврорате, но вряд ли его так просто пустят ко второму лицу Визенгамота.
— Малфой? – хозяин неожиданно обнаружился за полунаряженной рождественской елкой.
Аристократ не теряя времени вплотную приблизился к Поттеру.
— Поттер, сколько ты хочешь, чтобы отстать от Скорпиуса?
Гарри ничего не понимая, хлопал зелеными глазами.
— Что? Малфой, где Скорпиус? — Поттер бросил обратно в коробку блестящий елочный шарик.
— Ты его больше не увидишь, — Драко до боли сжал в руке трость. – Сколько ты хочешь, чтобы подробности вашей связи больше не выплывали?
Драко сел в одно из стильных, обитых темно-синим бархатом кресел, всем своим видом показывая, что готов к переговорам.
Гарри потер пальцами веки, провел по черным, взъерошенным волосам собираясь с мыслями.
— Кричер, подай кофе, — крикнул он в воздух.
Появившийся старый сморщенный эльф, в чистой наволочке, моментально сервировал низкий овальный столик.
Гарри встал напротив Драко, сложив руки на груди. Садиться не стал. Что сказать рассерженному отцу Скорпиуса, он решительно не знал.
Малфой ждал. Молчание затягивалось. Глубоко вздохнув, Гарри наконец решился.
— Драко, я должен извиниться. Ты не должен был узнавать обо мне и Скорпиусе из газет. Мы хотели тебе сказать, но опасаясь твоей реакции, не решались, — Гарри расцепил руки и оперся о спинку светлого, в тон обоев дивана. Безжалостно сминая бархатные, темно-синие подушки.
Драко смотрел на высокого, хорошо сбитого мужчину с растрепанными волосами и никак не мог понять, что в нем нашел Скорпиус. Смуглый тон кожи, яркие, без очков, зеленые глаза, тонкие чувственные губы и крепкие, накаченные мышцы – возможно, это и понравилось сыну. Или неплохая должность.
— Поттер, за что ты решил мне мстить? Да еще таким способом, — Драко смотрел в пронзительные глаза главного Аврора. Этот наглый и уверенный в себе сорокалетний мужик, который сейчас напустил на себя образ невинной овечки, никак не напоминал того скоромного и зажатого гриффиндорца.
— Какая еще месть Драко, ты о чем?
— Совратил Скорпиуса, отослал в газету самые грязные подробности вашей связи, — Драко все крепче сжимал трость, — зачем тебе все это?
До Гарри наконец дошло.
— Я отправил? Да я с Кингсли поругался из-за этой статьи, он сказал, что уволит меня к чертовой матери, если выйдет еще одна! – Гарри наконец сел на диван, на спинку которого опирался.
— Тем лучше. Значит, ты прекращаешь отношения с моим сыном, — Драко начал понемногу успокаиваться, видя возможность обойтись без взятки.
Гарри поднял голову и в упор уставился на Драко. Малфой некстати вспомнил, почему некоторые преступники предпочитают зал суда, чем беседу с Главным Аврором. Такого цепкого, пронизывающего взгляда он еще не видел. Вернее видел, но так давно, что о нем успел забыть. У Темного Лорда. Только у того глаза были красного цвета, а у Поттера зеленые.
— Где Скорпиус? – Гарри в упор смотрел на Малфоя.
— Спрятал, от тебя подальше, — Драко, изо всех сил старался скрыть неуютное чувство от бегущих по спине холодных мурашек. – А чтобы замять скандал, на Рождественском балу он объявляет о своей помолвке.
Гарри опустил голову. Давящий взгляд исчез. И Драко немного успокоился.
— Его невеста очень хорошая девушка, — Драко взял кружку с остывшим кофе и сделал маленький глоток. – Мы попытаемся обставить дело так, как будто на колдографии в газете не Скорпиус. Поттер, я могу рассчитывать на твое молчание?
Гарри, сгорбившись, молчал, опустив голову. Драко маленькими глоточками допивал крепкий кофе, уже зная ответ.
— Драко, послушай меня, — Гарри поднял голову и потер лоб. – После Хогвартса я вынужден был жениться. Потому что так было нужно. Этого от меня ждали. Я был просто обязан жениться на Джинни. Не то, чтобы между нами были какие-нибудь сильные чувства, просто она была хорошей девушкой. Достойной Героя.
Драко внимательно слушал и не мог понять, причем тут Скорпиус. Но ему было интересно узнать мотивы, которые управляли поступками Главного Аврора.
— Джинни стала идеальной женой, совершенной матерью троих детей. Но ни разу за время замужества она не сказала «Я счастлива!», — Гарри продолжал рассказывать, невидящими глазами глядя в стену. – У меня было все, о чем я когда-то в детстве мечтал. Хорошая должность, свой дом, восхитительная жена, трое прекрасных детей, но никогда не мог сказать, что это та жизнь, которую я хотел бы прожить. Пытаясь заполнить пустоту, я сутками пропадал на работе, заводил мелкие интрижки, постоянно ругался из-за этого с Джинни. Она плакала, а я каждый раз чувствовал себя последней скотиной и клялся ей, сам себе, что этого больше не повториться. Но через некоторое время все повторялось. Малфой, скажи, ты хочешь такой судьбы для своего сына? Или для той девушки?
— Значит ты Спаситель? – Драко внезапно разозлился. – Снова взялся за свои геройские штучки. Зачем тебе Скорпиус? Не мог найти кого-нибудь другого?
— Драко, подожди, не злись, — Гарри примирительно поднял руку. – Я объясню. Когда Лили закончила Хогвартс, Джинни подала на развод, тем самым разорвав порочный круг. Но развод не принес мне ничего хорошего. Я потерял уважение своих детей, перестал общаться с друзьями и на меня стали вешаться все, кого привлекали деньги и власть. В конце концов, я остался один, окруженный жадными до сенсации стервятниками. Когда появился Скоприус, я смог вздохнуть спокойно. Его не привлекали моя должность, дом или деньги, — на этих словах Малфой не сдержавшись, хмыкнул, — его тянуло ко мне, такому как есть.
Гарри встал и прошелся по комнате.
— Малфой, можешь смеяться, но я впервые в жизни влюбился.
— Меня это не касается, — Драко встал и направился к камину. – Скорпиус женится и будет счастлив.
— Драко, ведь ты тоже женился по воле родителей, — Гарри остановил его, коснувшись плеча, у самого камина. — И тоже несчастлив в браке. Как отец я тебя прекрасно понимаю. Ты думаешь, что Скорпиус не такой как ты. Что он будет любить свою жену и не повторит твоих ошибок. Зачем ты, пытаясь воплотить собственные представления об идеальной семье, гробишь жизнь сына, точно так же, как угробил свою.
— Поттер, я пришел попросить тебя не мешать Скорпиусу. Надеюсь, ты меня услышал.
Малфой, бросив в камин горсть дымолетного порошка, твердо шагнул вперед.
Когда погасло зеленоватое пламя, Глава Аврората обессилено опустился в кресло и спрятал лицо в ладонях.

Глава 5

читать дальше

Скорпиус сидел в своей комнате на кровати и перекатывал в ладонях небольшой флакон. Завтра ему придется на Рождественском Балу объявить о помолвке. Но ведь еще не все потеряно. До самой свадьбы еще есть время, и Скорпиус надеялся убедить отца расторгнуть помолвку. Или уйти из дома. Как получиться. Может быть ему поможет Гарри. Только бы увидеть его еще раз. Тогда они вместе придумают план.

Дверь открылась. В комнату твердыми шагами вошел отец.

— Скорпиус, я принес тебе вот это, — он положил на стол небольшую алую коробочку.

Скорпиус знал, что в ней находиться. Рад был бы не знать. В коробочке, обитой красным бархатом, хранилось старое семейное кольцо с огромным бриллиантом. Оно передавалось из поколения в поколение и одевалось на палец будущей миссис Малфой. После свадьбы, оно сменялось на обручальное и отправлялось в обратно, в коробку, дожидаться следующей избранницы.

Драко с жалостью смотрел на сына. Бледный, с темными кругами под глазами, с потускневшими растрепанными волосами — он был не похож на блистательного наследника древней семьи. Забыв обо всех правилах этикета, обычно безукоризненно вежливый Скорпиус не поднялся навстречу отцу, не поздоровался, а продолжал, сгорбившись неподвижно сидеть на кровати.

Драко присел рядом с сыном и обнял его за плечи. Скорпиус был напряжен как струна. Мышцы были как каменные. И никак не отреагировал на объятия.

— Когда я женился, все было по другому, — Драко обнимал напряженные плечи, — невесту мне подбирали в большой спешке. Только что кончилась война. После того как мы заплатили компенсацию Министерству, денег оставалось немного. Спасти положение мог только выгодный брак с богатой наследницей. Немного оставалось претенденток, желавших породниться с бывшими Пожирателями. За Асторией было приданное небольшое, но это лучшее, на что в то время мы могли рассчитывать. В ночь перед свадьбой мой отец сказал мне одну очень важную вещь. Семья — вот точка опоры, вокруг которой строиться жизнь, а не вокруг любви и убеждений. Я не понял его тогда. Но время показало, что отец был прав. Твоя любовь к Поттеру быстро кончиться, а женившись на Аделине, ты создашь прочный союз.

Драко ждал от сына хоть какой-то реакции, но так и не дождался. Глубоко вздохнув, он поднялся. Остановился у самой двери и обернулся.

— Не цепляйся за чувства к Поттеру. Я разговаривал с ним. Он тебя не любит.

— Это неправда, — Скорпиус вскинулся, сверкая глазами.

— Правда. Мы с ним договорились. Он не будет мешать тебе создавать семью. Так что можешь начинать собираться. После Рождества ты едешь к Люциусу во Францию, пока мы готовимся к свадьбе.

Драко вышел, тихо притворив дверь.

Скорпиус тупо смотрел на закрытую дверь. Значит во Францию. Подальше от Гарри. Может попробовать убедить деда? В таких делах Люциус его даже слушать не станет. Да еще и невесту погостить пригласит, чтобы привыкал быстрее. Гарри тоже помочь не сможет, он не…. – Скорпиус вспомнил слова отца. — Неправда! Отец соврал! Не может быть!

«Не любит, не любит, не любит, …..» не переставая, стучала в голове фраза, лишенная смысла. Не любит. Не мешает создавать семью. Не Гарри ли попросил отца убрать меня подальше, например во Францию? Я ему так надоел? Он от меня устал? Или же просто использовал? Тогда может прав отец.

Скорпиус перевел пустой застывший взгляд на коробочку с кольцом.

Нет, это не выход. Тогда остается только…

Он крепко сжал в руке позабытый флакон. Дрожащими негнущимися пальцами вытащил пробку. По комнате разлился острый запах белладонны. Вдохнув тонкий аромат, Скорпиус легко улыбнулся и залпом выпил весь флакон. Мгновенно грудь будто тисками сжали, не давая вздохнуть. Сердце сильно трепыхнулось и наступила пустота.

Стеклянный флакон выпал из тонких, неподвижных пальцев и покатился по паркету.

* * *
Закрывая за собой дверь комнаты сына, Драко не был уверен, правильно ли он поступает. Его сын был не похож на веселого и приветливого Скорпиуса, которого он знал. Драко прислонился пылающим болью затылком к закрытой двери.
Последние месяцы Скорпиус весь как будто светился изнутри. Светлые волосы, аккуратно уложенные по последней моде, на щеках играл здоровый румянец, яркие голубые глаза, казалось светились собственным светом, тонкая фигура, дорогая мантия, — при взгляде на него Драко испытывал острый приступ родительской гордости. Будет ли сын так же счастлив с Аделиной? Что принес брак с Асторией самому Драко? Не питавшая к нему никаких чувств богатая наследница Гринграсс с рождением сына отдалилась, занялась выходами в Свет, торжественными приемами, окончательно перестав участвовать в жизни семьи.
За дверью раздался шум падающего тела, и что-то со стуком покатилось по полу. Драко спешно снимал наложенные заклинания. От вида неподвижно лежащего на полу сына, его прошиб ледяной пот, а волосы встали дыбом. Остро пахло белладонной.
Драко бросился к неподвижно лежащему сыну. Хватаясь за ледяные руки, застывшее лицо, лучший зельевар британии уже знал, что ничего не может сделать. Попавшийся на глаза пустой флакон и сильный запах яда, буквально кричали ему, что он опоздал. Драко сидел на полу, положив голову мертвого сына на колени, и исступленно целовал холодные бледные пальцы, надеясь своими губами согреть их.
— Нет! Нет! Нет, — шептал он непослушными губами, отчаянно желая отправиться вслед за сыном. Внезапно, под кончиками пальцев он почувствовал слабый пульс. Драко прижал пальцы к шее сына, отчаянно надеясь на чудо. Пульс был, но настолько редкий и слабый, что в промежутках Драко покрывался холодным потом, пугаясь, что ему только показалось. Зельевар метнулся к валяющемуся бутыльку, надеясь выяснить что это за яд. Флакон был пуст. Но по запаху Драко узнал моментальный яд из цветков белладонны. Противоядия от него не было. Выпив несколько капель, не выживал никто. Скорпиус выпил целый флакон и был еще жив. В Драко отчаянная надежда боролась с профессиональным неверием. В поместье была только одна книга, в которой был этот рецепт. «Моментальные яды» нашлись в верхнем ящике письменного стола. Быстро открыв на нужной странице, Драко вчитался в последовательность приготовления. Дочитав до последней строчки, его сердце замерло. В рецепте была ошибка. На финальной стадии приготовления зелье должно было кипеть полторы минуты, но никак не шесть. Нежные лепестки ядовитого растения недолго терпят высокую температуру. Сильно перекипев, они потеряли свои ядовитые свойства, превратив яд в практически безобидное для здорового человека сонное зелье. Но все равно, принятая Скорпиусом дозировка была слишком велика. Нужно было срочно почистить кровь и тогда Скорпиус проспит еще приблизительно сутки.
Драко без сил опустился на пол, облокачиваясь спиной о кровать сына и откидывая назад голову. От накатившего облегчения сердце билось так сильно, что готово было выскочить из груди. Очевидно, что Скорпиус варил зелье в спешке или в растрепанных чувствах и не обратил внимания на ошибку в книге. Это спасло ему жизнь. Потерев лицо и взъерошив волосы, Драко встал и перенес Скорпиуса на постель.
-Тилли, быстро неси аптечку, — громко приказал он и начал быстро водить палочкой над сыном, шепча заклинания.

Глава 6

читать дальше

Было раннее утро. В родовом поместье Малфоев все еще спали, надеясь выспаться, чтобы на Рождественском Балу быть свежими и бодрыми. Не спал только хозяин. Он, сгорбившись, сидел в кабинете, пряча лицо в ладонях. У него выдалась тяжелая ночь.
До самой ночи Драко заклинаниями и зельями чистил кровь сына, потом в лаборатории варил наспех изобретенное противоядие. Надеясь нейтрализовать действие хотя бы нескольких компонентов неверно сваренного яда.
Сейчас Скорпиус крепко спал, накаченный всевозможными зельями. И у Драко было время хорошенько подумать. Почему, его недавно такой счастливый сын, захотел покончить с собой? Не хочет жениться? Или сильно любит Поттера? Может быть, не стоило так давить?
Дверь приоткрылась и вошла высокая голубоглазая блондинка с по-девичьи тонкой фигурой.
Драко услышав легкие шаги, отнял руки от лица. Появление жены было сюрпризом. Обычно Асторию не волновали дела мужа.
Она уселась в кресло напротив, положив ногу на ногу.
— Какая же ты скотина, Малфой. – без всяческих предисловий начала она, — ты сначала испоганил мою жизнь. Теперь взялся за нашего сына.
— Астория, я очень устал и…, — Драко попытался образумить жену.
— Закрой рот и слушай меня, — Астория была непреклонна. — Ты довел сына до самоубийства.
— Ты знаешь?
— Разумеется, я знаю. Домовики со вчерашнего дня в панике. Твой эльф, который Тилли, избил себя до неузнаваемости. Когда я прочитала статью про Скорпиуса и Гарри Поттера, я думала, ты решишь проблему наилучшим образом. А вместо этого ты чуть не уничтожил собственного наследника.
Драко снова спрятал лицо в ладонях. Это были его собственные мысли. Они крутились бесконечной каруселью, пока он лечил сына и варил зелья.
— Ты женился на мне с определенной целью. Восстановить авторитет, наполнить банковскую ячейку и получить наследника. Все это от меня получил. Сейчас от Скорпиуса ты чего добиваешься?
— Он должен продолжить семейство Малфоев.
— Должен, но что он с этого получит? То же что получила я. Ничего. Даже знаков внимания от мужа мне не досталось.
— Астория, ты сама отстранилось от всех дел и, наплевав на меня и сына, занялась бесконечными приемами, балами, и торжествами.
— Вы с Люциусом и близко меня не подпускали к делам поместья. Ты мне объявил, что сам будешь воспитывать сына. Мы даже ругались из-за этого. Забыл? Когда ты в последний раз приходил в мое крыло. Приблизительно тогда, когда я забеременела. Когда я слышала от тебя хоть какие-то комплименты, получала знаки внимания? Приблизительно тогда же. Ты даже моей спальне предпочитаешь бордель. Не думай, что я не знаю. Только и слышу от тебя одни упреки, что мне на все плевать, что я трачу слишком много денег и не уважаю ваши семейные традиции.
— Астория, ты хочешь внимания? Я никогда не запрещал тебе заводить романы на стороне, — Драко никогда раньше не слышал от жены подобных претензий.
— Ты меня дешевкой считаешь, — Астория сердито хлопнула ладонью по подлокотнику кресла.
Драко смотрел на и жену и не мог избавиться от ощущения, что видит ее впервые. В полумраке распущенные белые волосы отливали серебром, большие голубые глаза яростно пылали, щеки раскраснелись от гнева, а пухлые губы в потемках были очень чувственными. В длинном белом платье она казалась древней жрицей, пугающей и прекрасной.
Надо же, столько лет она оставалась верна своему мужу.
— Малфой, если ты насильно женишь Скорпиуса, я подам на развод. Да так, что все газеты будут целый год мусолить подробности скандала. Понятно? – Астория встала и летящей походкой пошла к двери. Легкое домашнее платье подчеркивало тонкую фигуру, а длинная белая юбка придавала ей сходство с неземным божеством.
— Астория, подожди, — Драко вскочил из-за стола и подошел к ней. Осторожно взяв ее за руку, легко поцеловал тонкие наманикюренные пальчики.
— Я правда был такой скотиной? — спросил он прижимая ее руку к своей груди.
Астория непонимающе смотрела на мужа.
— Малфой, ты что делаешь? – она выдернула руку.
Драко кончиками пальцев провел по гладким прядям, острым скулам, бледной шее и осторожно поцеловал ее губы. Не встретив сопротивления, он зарылся пальцами в длинные светлые волосы, и легко касаясь губами, стал ласкать ее лицо. Уже покусывая припухшие губы, издающие восхитительные стоны, он осознал, что крепко прижимает к себе льнущее тело. Дотянулся до стола, одним быстрым движением смахнул все лишнее на пол. И приподняв, усадил супругу на полированное дерево.
Через час из окна кабинета хозяина поместья вылетела сова. Она несла неаккуратно вырванный клочок бумаги по адресу Гримаунд плейс 12 «Лично в руки Гарри Поттеру».

Глава 7

читать дальше

Скорпиус открыл глаза. Привычный потолок, мягкая постель, свет, пробивающийся из-за неплотно задернутых штор. Он был совершенно определенно жив. Значит, зелье не сработало. Не может быть. Часы показывали вечер следующего дня. И Скорпиус вспомнил, что уже Рождество. Значит, судьба так распорядилась и ему предстоит жениться. Он перевел взгляд на одиноко стоящую красную коробочку. Через несколько часов он объявит о помолвке. Значит так надо.
Скорпиус встал и отправился в душ. От слабости его немного повело. Значит, яд все-таки сработал и отец его каким-то чудом спас. Стоя под горячими струями Скорпиус чувствовал пустоту и невообразимую, чудовищную усталость. Он прижимался пылающим лбом к холодному кафелю, и вода, струясь по лицу, смывала соленые дорожки слез.
Выходя из ванной, он застал убранную постель и домовика, раскладывающего на покрывале парадную мантию. Его палочка уже лежала тут же. Одевшись, юноша позволил домовику уложить свои волосы. У него не было сил посмотреть на себя в зеркало. Подойдя к коробочке с кольцом, Скорпиус долго не решался ее коснуться. Он стоял перед ней, закрыв глаза, и никак не мог заставить себя взять ее в руки. Наконец решившись, не глядя, сунул ненавистное кольцо в карман и твердой походкой направился прочь из комнаты.
Было около шести вечера. Гости уже начинали собираться. Скорпиус стоял в стороне, рассеянно отвечая на приветствия и поздравления.
Приглашенные прибывали через парадный вход, раскланивались с встречающими их на лестнице Драко и Асторией Малфоями и проходили в парадный зал.
Никто, кроме Малфоев, не устраивал настолько шикарные балы. Сейчас украшенный громадный зал блистал Рождественскими огнями и позолотой. В центре стояла высокая ель. Украшенная маленькими цветными феями-фонариками она светилась, окрашивая золоченую лепнину на стенах в яркие рождественские цвета. Серебряные колокольчики, покачиваясь на широких ветках, тихонько звенели. Золотые елочные шары, гордо сверкали инкрустированными по бокам драгоценными камнями. На макушке переливалась огромная алая звезда, спуская вниз по пушистым веткам цепочки жемчужных бус.
Столы были расставлены по краям зала, освобождая место для танцев. Яркий свет от огромного количества не прогорающих свечей отражался от дорогого паркета. Стены были украшены венками из плюща, остролиста и омелы, перевязанными тонкими серебряными нитями.
Гости проходили в шикарный зал, восхищаясь красотой и богатством. Изысканная сервировка столов вызывала зависть. Тончайшие хрустальные фужеры на высоких ножках, великолепной работы серебряные столовые приборы ютились на кружевных скатертях рождественских цветов, вместе с маленькими рождественскими феями-фонариками в небольших хрустальных вазах.
В углу рядом с входом была обустроена большая ложа для музыкантов. Пока гости наполняли зал, они тихонько играли простенькие рождественские мелодии, проверяя и настраивая свои инструменты. Домовые эльфы в белоснежных наволочках сновали между гостями, предлагая бокалы, наполненные шампанским.
Здесь собирался весь Высший Свет магического Лондона. Длинные бальные платья, диковинные прически, ослепительно сверкающие драгоценности на шеях дам, важные походки их кавалеров – роскошь и блеск были повсюду.
Скорпиус стоял в одном из неосвещенных углов в холле и рассеяно крутил в руках положенный по этикету бокал шампанского. Кое-как кивая на поздравления, он безучастно пожимал руки, и хотел оказаться подальше отсюда. Его раздражал яркий свет, бьющий прямо в глаза, праздничные украшения и фальшивые, наигранные улыбки окружающих.
Нужно было отыскать Люциуса с Нарциссой и поздороваться, пожелать счастливого Рождества. Где-то тут, в этой толпе, находилась прекрасная Аделина, о любви к которой придется заявить во-всеуслышанье, как только все соберутся. По правилам этикета нужно было найти невесту и все ей объяснить, до официального заявления. Но Скорпиусу было откровенно наплевать. Как только он отдаст невесте это чертово кольцо и станцует с ней положенный танец, он забьется в один из самых темных чуланов поместья. Чтобы никого не видеть и не слышать.
Постепенно холл пустел, а бальный зал наполнялся гостями. Последними по лестнице поднялись родители. Его мать была в великолепном алом платье, без украшений. Только в ушах и в прическе переливались всеми гранями маленькие, огненно-красные рубины. Яркие, в тон платья губы изгибались в счастливой, обращенной к отцу, улыбке. Обычно холодный и надменный Драко Малфой тепло улыбался супруге, нежно сжимая ее пальцы. Это было что-то кардинально новое в их отношениях. Хозяева, как правило, входили в зал последними, и Скорпиусу пришлось выйти из полутемного угла и догнать родителей. Он присоединился к ним у самых дверей.
— Скорпиус, у тебя все хорошо, — мать беспокойно оглядывала сына. Бледный, с потухшими ничего не выражающими глазами, он был не похож на того приветливого и улыбчивого Скорпиуса, которого она знала.
— Пойдем, — отец похлопал его по плечу, — гости ждут.
Скорпиус твердым шагом вошел в зал. Решительно пройдя между гостями, направился к центру зала и остановился около сверкающей елки. Он ждал, когда гости рассядутся, и он объявит о помолвке. Аделины он не видел. Но Скорпиусу было решительно пофиг, сама подойдет, как только он назовет ее имя. В принципе, можно было уже начинать. Взмах руки музыкантам, чтобы прекратили играть, заклинание Соноруса и все, можно говорить. Скорпиус стоял около елки, остро пахнущей хвоей, шоколадом и мандаринами и никак не мог заставить себя начать.
Почти все гости расселись, замолкая, а он так и остался стоять неподвижно, опустив голову. Пауза затягивалась. Драко, видя неловкость сына, подошел к нему и положил руку на плечо.
— Скорпиус, тебя ждут.
Скорпиус кивнул, не поднимая головы.
— Скорпиус! – позвал отец, показывая куда-то в сторону. Наверное, в сторону невесты.
Скорпиус решительно вскинул голову.
— Тебя ждут!
Наконец Скорпиус посмотрел туда, куда показывал отец.
От открытых дверей парадного зала к ним направлялся тот, кого здесь быть не могло. Облаченный в иссиня черную парадную мантию, с гладкими уложенными волосами, с блестящими зелеными глазами, к ним шел восхитительный Гарри Поттер. Скорпиус не верил своим глазам.
— Тебя ждут! – в третий раз повторил отец.
Скорпиус сорвавшись места, несколькими быстрыми шагами преодолев разделяющее их расстояние, влетел в объятия подошедшему Гарри.
— Ага, Поттер, ты все-таки пришел, — Драко Малфой ехидно усмехался.
Скорпиус, вдыхая знакомый запах любимого, цеплялся за черную мантию. Гарри осторожно поглаживал его по вздрагивающим плечам.
— Так, уводи его отсюда, — строго распорядился Драко, явно обращаясь к Поттеру, — и чтобы в ближайшие пару дней я вас в поместье не видел!
Гарри кивнул и, не расцепляя судорожных объятий, повел Скорпиуса прочь из зала к ближайшему камину.
— Счастливого Рождества, Скорпиус Малфой! — Драко улыбаясь, смотрел им в след.

Глава 8

читать дальше

Не переставая целоваться, они перешагнули каминную решетку в гостиной Поттера. Скорпиус продолжал цепляться за мантию Гарри и захлебываясь, ласкал родные губы. Гарри пробовал спуститься поцелуями по скулам на тонкую шею, но Скорпиус жалобно застонав, сильно дергал темные волосы на затылке, и снова жадно присасывался к припухшим губам. Руки Гарри погладили светлый затылок, обтянутые мантией плечи, перебрались на ягодицы и сильно сжали. Скорпиус громко застонал, сильно прикусил губу и бесстыдно потерся пахом о твердое бедро. Гарри приподнял его за ягодицы, сильно прижимая к себе. Уже не контролирующий себя Скорпиус, закинул обе ноги ему на поясницу, руками крепко сжимая шею.
Гарри был в превосходной форме, но Скорпиус был слишком тяжелый и, долго так не простоять. Вдобавок, от неожиданной нагрузки заныла поясница — сказывалась рана, полученная в одном из рейдов, несколько лет назад. Срочно нужно было куда-нибудь прислонить возбужденного мальчишку. Диван был слишком далеко, журнальный столик слишком низкий. Зато до кресла вполне можно было дойти. Гарри повыше перехватил Скорпиуса, несколькими быстрыми шагами пересек гостиную и опустил его в кресло. Опустился на колени.
Освободив руки, Скорпиус стал лихорадочно расстегивать мантию Гарри, от нетерпения обрывая пуговицы, помогая себе магией, явно не контролируя ее. Расстегнув мантию, руки Скорпиуса рвали пряжку ремня.
Его надо было срочно остановить. Губы уже просто болели. Гарри с силой отстранился, не давая больше целовать себя. Скорпиус тут же присосался к шее, оставляя пульсирующие болью яркие метки.
Гарри успокаивающе гладил его по голове, шептал всякие успокаивающие глупости. Постепенно напряженное тело в руках начало расслабляться, поцелуи перестали быть таким болезненными, а потом и прекратились совсем. Расцепив ноги за спиной Гарри, Скорпиус уткнулся лицом в ключицу и замер. Гарри продолжал гладить его по голове, шепча: – Тише, ты напугался что ли, все хорошо, я здесь, — и по тому, как мелко задрожали худые плечи, стало ясно, что истерика пошла на новый виток. Там, где Скорпиус прислонялся лицом, рубашка моментально промокла. Мальчишку колотило, плечи сильно дрожали, тонкие пальцы судорожно вцепились в края испорченной мантии, послышались всхлипы. Гарри прижимал его к себе, давая выплакаться. Когда Скорпиус начал икать от слез, Гарри начал подумывать об успокоительном зелье. Но постепенно всхлипы стали затихать, дрожь прекратилась.
— Ну, что ты, — Гарри наконец смог отстраниться, и очень осторожно проводил подушечкой большого пальца по покрасневшим векам, ярким, нацелованым губам. Скорпиус поднялся в кресле повыше. Гарри окончательно отстранился, и встав с колен, снял свою мантию и тут же бросил ее на пол.
— Пошли в спальню,- Гарри подал ему руку, помогая подняться. Скорпиус встал, и цепко держась за ладонь Гарри, последовал за ним. Бесцеремонно стащил с себя парадную мантию, тут же бросив ее на кровать, отправился в ванную.
Закрыв дверь, Скорпиус чувствовал, что у него не хватит сил лезть под душ, поэтому только хорошенько промыл ледяной водой горящие от слез глаза.
Гарри уже разобрал постель и ждал его с бокалом коньяка.
— Пей, — протянул ему янтарный напиток.
Скорпиус без возражений одним глотком выпил обжигающую жидкость.
Гарри забрал пузатый стакан и поставил на столик. Нежно глядя зелеными глазами, осторожно снял со Скорпиуса измятую рубашку. Когда Гарри потянулся к брючному ремню, юный аристократ оттолкнул его руки.
— Я не маленький! – сердито пробубнил он, и сам быстро снял всю остальную одежду. Не смотря в сторону Гарри, быстро залез под одеяло и замер в ожидании.
Гарри смотрел на мальчишку в свой постели и не мог поверить, что тот здесь. После разговора с Драко, он думал, что Скорпиуса здесь не будет больше никогда. Белокурые волосы, блестящие голубые глаза с красными припухшими веками, на щеках яркий румянец, такого Скорпиуса, он не променял бы ни на должность, ни на друзей. Не раздеваясь, Гарри лег поверх одеяла, подперев рукой голову, свободной рукой переплетая со Скорпиусом пальцы.
— Трахнешь меня? — просяще смотрели на него голубые глаза.
— Угу, — Гарри придвинул Скорпиуса поближе, укладывая себе на плечо.
Скорпиус скользил кончиками пальцев по шее, обводя оставленные засосы. Веки с каждой минутой становились все тяжелее. И через минуту, вымотанный истерикой, он уже крепко спал. (продолжение в новой записи)

Зелье с сюрпризом | глава 1 — гарри поттер — фанфики по книгам — podarkoskop.ru

Текущее время на сайте:
10:09


Название: Зелье с сюрпризом
Автор: Maria20092
Бета: Fix Finder
Рейтинг: NC-17
Пейринг: ГП/СкМ, ДМ
Тип: slash
Жанр: Drama, Romance
Размер: миди
Статус: закончен
Отказ: Мне ничего не принадлежит
Аннотация: Это невеселая история о выборе между долгом и любовью. В это Рождество юному наследнику Малфоев предстоит его сделать.
Предупреждение: небольшой гет.
Написано на Фест «Рождественские причуды магии». Тема: «Кто же так варит Согревающие, или Правила безопасности при работе с зельями на Рождественских каникулах.»


Глава 1
— Скорпиус, садись. Нам нужно поговорить, — Драко Малфой движением руки указал на кресло.
Хозяин кабинета явно нервничал, и очень старался это скрыть. Но письменный стол выдал его с головой. Полупустая бутылка коньяка на столе. Бумаги, обычно сложенные в идеальном порядке, валялись безобразной кучей и из-за сквозняка так и норовили соскользнуть со стола.
Блеклый луч скупого зимнего солнца тускло отражался в хрустале круглого бокала. Темные шторы беспокойно шевелились на сквозняке. Беспокойно трещали сгорающие в камине поленья. Ожесточенно тикали большие настенные часы. Казалось, кабинет нервничал вместе со своим хозяином.
Владелец поместья – светловолосый мужчина лет сорока, с бледной кожей и тонкими, аристократическими чертами лица, — за завтраком открыл утреннюю прессу и был шокирован. Сегодня он узнал о своем сыне такое, о чем раньше и не догадывался. И сейчас в разговоре с ним надеялся уладить скользкие моменты и разъяснить недопустимость такого поведения. Что было довольно необычно. Обычно аккуратный и хорошо воспитанный Скорпиус был идеальным сыном и гордостью своего отца. С отличием окончивший Хогвартс, великолепно разбирающийся в юриспруденции, бухгалтерии, светском этикете, музыке, искусстве – идеальный наследник Малфоев. И под стать ему была подобрана не менее идеальная наследница итальянского рода. Аделина ди Нокки была выше всяких похвал. Родовита, богата, светловолоса, с превосходным здоровьем для рождения наследников, умна, симпатична и с покладистым характером – идеальная жена. Драко Малфой просмотрел сотни девушек Европы в поисках нужной. А тут Скорпиус вытворил такое!
Драко встал напротив сына, сложив руки на груди.
— Мне не нравиться твоя связь с мужчиной вдвое старше тебя, — Драко протянул ему ту мерзкую статью.
Скорпиус развернул газету. Один быстрый взгляд, и он уже мог представить, что отец прочитал за завтраком.
Большая, черно-белая колдография похлеще самой статьи кричала о сексуальной связи двух мужчин. Эти двое были запечатлены в номере одной из Лондонских гостиниц, на живописном фоне огромной двуспальной кровати, в тесных объятиях. Пальцы старшего мужчины, зарывшись в светлые волосы, отклоняли голову любовника немного вниз, чтобы удобнее покрывать его лицо нежными поцелуями. Руки светловолосого юноши постоянно сновали по широкой спине, постоянно поглаживая и лаская, часто опускаясь ниже широкого брючного ремня.
Скорпиус и в страшном сне представить не мог, что в номере одной из самых дорогих гостиниц была спрятана камера. Нет, он, конечно, собирался сообщить родителям о своем романе, но не таким же способом.
— Папа, я уже встречаюсь с ним несколько месяцев и люблю его, — Скорпиус поднял на отца большие, голубые как у матери, глаза.
— Так. Мы устроим Рождественский бал, где ты всем скажешь, что на фотографии не ты. Это просто грязная газетная сплетня. Потом объявляешь о помолвке с Аделиной ди Нокки и одеваешь ей на палец самый большой из семейных бриллиантов, извиняясь за нелепый скандал.
Драко отобрал у сына газету с отвратительной статьей и швырнул в догорающий камин. Бумага моментально скрутилась от жара, местами почернела и вспыхнула, неизбежно уничтожаемая огнем.
— Папа, пожалуйста, я не хочу на ней жениться. Аделина очень красива, но я, правда, очень сильно люблю Гарри. И хочу быть с ним, — Скорпиус не оставлял попыток уговорить отца.
Драко презрительно скривился на тираду сына.
— Как можно любить мужчину, да еще намного старше себя. Тем более Поттер тебя точно не любит. Кого может любить разведенный мужчина? Ты для него очередная постельная игрушка.
— Это неправда. Я точно знаю, что Гарри любит меня. Он даже предлагал переехать к нему. И еще…
— Прекращай! Не желаю этого слушать! Скорпиус, я желаю тебе только добра и поэтому, ты объявляешь о помолвке и женишься на Аделине. Тем более, что я уже послал приглашения.
Драко Малфой был немного сбит с толку тем, что впервые сын стал спорить. Обычно послушный, Скорпиус без возражений выполнял требования отца. А тут взялся спорить. Никак — тлетворное влияние Поттера.
— Я запрещаю тебе с ним встречаться. Хватит одного скандала!
Скорпиус низко опустил голову, словно принимая сказанное отцом, потом вскинувшись, резко встал. Глаза блестели материнским упрямством, на скулах перекатывались желваки, кулаки крепко сжаты.
— Я старался быть идеальным сыном! Я выполнял все твои желания! — забыв об этикете, Скорпиус повысил на отца голос. – Пожалуйста, позволь мне быть счастливым с любимым человеком.
— Я все сказал! – Драко Малфой был непреклонен.
— Я ненавижу тебя! – отчеканил Скорпиус и выбежал из отцовского кабинета, громко хлопнув дверью.
Несколько секунд Драко стоял в оцепенении. Никогда еще Скорпиус не позволял себе такого. Нужно немедленно прекратить встречи сына с этим Поттером. А Скорпиус скоро перебесится и поймет, что отец был прав.
— Тилли, — позвал он в воздух.
Почти бесшумно появившийся домовой эльф низко склонился перед хозяином.
— Проследи, чтобы Скорпиус никуда не выходил из поместья, не разговаривал по камину и не слал никаких сов. Если будет нужно, применишь магию. Понятно?
— Понятно, хозяин. Тилли за всем проследит, — и с негромким хлопком эльф испарился.
Драко удовлетворенно опустился в кресло. Теперь все в порядке. Он справится с юношеским бунтарством сына. Теперь нужно подготовиться и всем разослать приглашения на большой Рождественский бал в Малфой-мэноре.



Раздел: Фанфики по книгам | Фэндом: Гарри Поттер | Добавил (а): Maria20092 (06.01.2021)
Просмотров: 1242

7 случайных фанфиков:


Зелье с сюрпризом | Глава 2 - Гарри Поттер - Фанфики по книгам - Fanfics.info

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 4,00 из 5)
Загрузка...

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.