Три сюрприза для президента. О чём говорит новое интервью Зеленского для Axios |

Зеленский считает, что сша не прилагают достаточно усилий, чтобы остановить проект сп-2

Сегодня, 7 июня, опубликовали новое интервью президента Украины Владимира Зеленского американскому изданию Axios. Это уже не первое подобное сотрудничество. В прошлый раз Зеленский рассказывал журналистам, что он «немного зол на президента Трампа», и спрашивал у Байдена, «почему мы всё ещё не в НАТО».

Теперь же он сделал акцент на другой важной, беспокоящей многих теме — чего ждать Украине после запуска газопровода «Северный поток — 2» и почему США не прилагают достаточно усилий, чтобы остановить проект. Правда, могло показаться, что украинский президент пытается давить на вашингтонскую администрацию и открыто выражает недовольство её деятельностью.

Разбираем, о чём Зеленский рассказывал американской публике и почему это важно для его же политического будущего.

Гражданин начальник

Даже журналист Axios к этому моменту ощущает дерзость, с которой украинский гарант пускается в суждения об американской внешней политике, и спрашивает: «Не хотите ли вы сказать, что от этого решения [не препятствовать строительству „Северного потока — 2”] руки Байдена покроются кровью?»

Понимая, что он наговорил лишнего, Зеленский тут же сдаёт назад и уточняет: Байден не несёт ответственности за войну в Украине, США всегда помогали государству, но его действия пошатнули уверенность в «непоколебимой поддержке» украинских властей. После этого президент попытался загладить остроту высказываний, сравнив Байдена со знаменитым баскетболистом Майклом Джорданом.

Тот тоже, по словам Зеленского, мог притвориться слабым или даже больным (сравнивает он с 78-летним президентом, да), введя тем самым противника в заблуждение, но в итоге вырвать победу на последней минуте. «Я всё ещё после всего верю, что Байден – это Джордан в политике. (…)

Второй блок вопросов связан с грядущей встречей Байдена и Путина в Женеве 16 июня и евроатлантической интеграцией Украины. И тут тоже зрада: у Зеленского пока не получилось проконсультировать американского лидера. Для него это упущение, ведь Украина долгие годы соседствует с Россией, а сейчас у нас и вовсе война – кто лучше расскажет о том, что такое РФ?

Журналист спрашивает: «Как вы чувствуете себя в связи с тем, что вы полагаетесь на США, вам обещали вступление в НАТО, а теперь с вами не хотят консультироваться?» На что Зе отвечает: «Происходят очень неправильные вещи. (…) Мы ждём и слушаем обещания о членстве в НАТО уже 13 лет.

Лично я верю, что Украина в конце концов присоединится к НАТО, а вот украинцы уже верят не так сильно. И если нас ждут в НАТО, хотят видеть членом, то нужно не заглядывать в будущее, а решать этот вопрос немедленно, поскольку на кону наша независимость. (…) Реальным сигналом будет предоставление ПДЧ».

Этот кризис субъектности у Банковой достоин отдельного обсуждения. Украина на разных уровнях добивается чёткого ответа, что принять в ЕС и НАТО нас могут уже при нынешнем президенте. Для него это заявка на второй срок. Порошенко так в 2021-м анонсировал программу «Украина-2020», не случайно выбрав именно 2020-й год как ориентир для евроинтеграции.

Для Зеленского такой вожделенной цифрой является 2025. Но пока что западные чиновники вежливо отправляют наших делегатов выполнять домашнее задание – реформы. Постоянно одёргивая «старших» с просьбами «ну дай денег! ну возьми в НАТО!», украинская власть едва ли что-то выигрывает, зато – тут можно не сомневаться – изрядно раздражает. Тем более что есть веские причины, почему к альянсу Украину присоединять не хотят.

На это ему указал и журналист. Когда речь зашла о возможной эскалации на Востоке, ему так и ответили: «При всём уважении, когда вы говорите о США и ЕС (…), они пальцем не пошевелят, чтобы оказать военную поддержку Восточной Украине против России, и я думаю, что вы знаете это».

Тот пустил в ход уже устоявшийся аргумент, что «украинцы платят своими жизнями за сохранность Запада (…), и я не хочу, чтобы люди из стран Евросоюза и США начали умирать (…), балтийские государства и Польша могут быть следующими» как вероятные цели для нападения РФ.

Под конец он поучает американцев, пытающихся наладить отношения с Россией, и говорит, что это Россия должна налаживать отношения с США и остальным миром. И ведь не впервые за последнее время Зеленский и приближённые к нему лица осаждают западных партнёров, обвиняя их в предательстве и недостаточной поддержке Украины.

При этом Киев принимает делегацию немецких «Зелёных», которым подозрительно часто делают реверансы что президент, что посол Украины в ФРГ Андрей Мельник. Может, это и последовательно с точки зрения национальных интересов, но как минимум непорядочно по отношению к канцлеру Ангеле Меркель, которая 7 лет посредничала в переговорах по Донбассу.

Description

I’m trying to use surprise in the Google Collaborative notebooks for python 3.

The library is installed with the command:!pip install surprise

And the answer is ok:

Requirement already satisfied: surprise in /usr/local/lib/python3.6/dist-packages (0.1)
Requirement already satisfied: scikit-surprise in /usr/local/lib/python3.6/dist-packages (from surprise) (1.0.6)
Requirement already satisfied: six>=1.10.0 in /usr/local/lib/python3.6/dist-packages (from scikit-surprise->surprise) (1.11.0)
Requirement already satisfied: scipy>=1.0.0 in /usr/local/lib/python3.6/dist-packages (from scikit-surprise->surprise) (1.1.0)
Requirement already satisfied: numpy>=1.11.2 in /usr/local/lib/python3.6/dist-packages (from scikit-surprise->surprise) (1.14.6)
Requirement already satisfied: joblib>=0.11 in /usr/local/lib/python3.6/dist-packages (from scikit-surprise->surprise) (0.12.5)

But when I try to import the library:import surprise

I have the following error:

---------------------------------------------------------------------------
ContextualVersionConflict                 Traceback (most recent call last)
<ipython-input-38-7ee1a83cf20e> in <module>()
----> 1 import surprise

/usr/local/lib/python3.6/dist-packages/surprise/__init__.py in <module>()
     33            'dump', 'KNNWithZScore', 'get_dataset_dir', 'model_selection']
     34 
---> 35 __version__ = get_distribution('scikit-surprise').version

/usr/local/lib/python3.6/dist-packages/pkg_resources/__init__.py in get_distribution(dist)
    474         dist = Requirement.parse(dist)
    475     if isinstance(dist, Requirement):
--> 476         dist = get_provider(dist)
    477     if not isinstance(dist, Distribution):
    478         raise TypeError("Expected string, Requirement, or Distribution", dist)

/usr/local/lib/python3.6/dist-packages/pkg_resources/__init__.py in get_provider(moduleOrReq)
    350     """Return an IResourceProvider for the named module or requirement"""
    351     if isinstance(moduleOrReq, Requirement):
--> 352         return working_set.find(moduleOrReq) or require(str(moduleOrReq))[0]
    353     try:
    354         module = sys.modules[moduleOrReq]

/usr/local/lib/python3.6/dist-packages/pkg_resources/__init__.py in require(self, *requirements)
    893         included, even if they were already activated in this working set.
    894         """
--> 895         needed = self.resolve(parse_requirements(requirements))
    896 
    897         for dist in needed:

/usr/local/lib/python3.6/dist-packages/pkg_resources/__init__.py in resolve(self, requirements, env, installer, replace_conflicting, extras)
    784                 # Oops, the "best" so far conflicts with a dependency
    785                 dependent_req = required_by[req]
--> 786                 raise VersionConflict(dist, req).with_context(dependent_req)
    787 
    788             # push the new requirements onto the stack

ContextualVersionConflict: (scipy 0.19.1 (/usr/local/lib/python3.6/dist-packages), Requirement.parse('scipy>=1.0.0'), {'scikit-surprise'})

А у нас в квартире газ

В первом смысловом блоке интервью Зе обрушился с критикой на «Северный поток — 2» и выразил недовольство тем, что США отказались от санкций против оператора газопровода. Президент говорит, что СП-2 – настоящее оружие, и он никак не ожидал, что патроны будет подавать такая великая страна как США — «образцовая цивилизация и образцовая демократия».

И это очень забавно, ведь интервью записали 4-го июня, а уже 6-го июня экс-президент США Дональд Трамп выступил на съезде республиканцев штата Северная Каролина, где раскритиковал действующую администрацию, в том числе за позицию по СП-2. Сказал, что у него с Путиным были отличные отношения, но сам он смог «остановить Россию», а Байден, придя к власти, таки позволил достроить газопровод. Как говорит Макс Назаров, Зеленский уже должен был пожалеть, что не дал ход «плёнкам Байдена».

Второй неприятный сюрприз для Зеленского заключался в том, что о намерениях «стратегического партнёра» Байдена отказаться от санкций против РФ он «узнал из прессы»; проводить консультации Байден с ним на этот счёт не стал.

Логика в его словах некоторая есть. Когда Байден вводил санкции против РФ, он предварительно позвонил Путину и по-джентльменски предупредил об этом. С другой стороны, если не собираешься вводить санкции, зачем об этом кого-то предупреждать? Но в любом случае тот факт, что Байден не счёл нужным посвящать Зеленского в свои планы, хорошо показывает уровень взаимного доверия между лидерами.

Третий сюрприз для Зеленского — брифинг пресс-секретаря Джен Псаки, которая заявила, что «Северный поток — 2» сложно остановить, поскольку он достроен на 95%.Тогда, как считает Зеленский, даже при 99%-й готовности можно заблокировать «мощный политический инструмент», которым Россия потом может влиять на энергетическую безопасность в Европе. Бывшему актёру хорошо известен приём из кино, когда бомбы обезвреживают на последней секунде…

Как, по мнению Зе, Байден может предотвратить строительство? Нужно провести «серьёзный разговор» между США, европейскими стейкхолдерами СП-2 и Украиной, но почему-то без России, которая тоже является стейкхолдером проекта. Такой сценарий уже предлагала украинская дипломатия, хотя непонятно, о чём могут договориться Берлин с одной стороны и Киев с Вашингтоном с другой, если у них диаметрально разные взгляды на «Северный поток — 2», достраивать-не достраивать. О финансовых компенсациях Украине?

Тем не менее, ниже по тексту Зеленский упоминает, что его постоянно спрашивают об «альтернативах Северному потоку — 2», а он каждый раз отвечает, что дело не в деньгах – «безопасность нашей страны не продаётся». Это после того, как он заявлял, что из-за газопровода мы понесём огромные финансовые потери и не сможем кормить армию.

Зеленскому будто нашептали эксперты: когда газ пустят по «Северному потоку — 2», тут же остановится украинский транзит и начнётся война. В Украине уже даже заговорили о вероятности диверсий на ГТС. Хотя непонятно, зачем это России, если там не только не хотят отказываться от транзита, но даже более того:

Сюрприз из отпуска

Ходят слухи по домам

Также из опубликованного на сайте Axios интервью по нашему информационному пространству разошлась строка о том, что якобы у Байдена отказались от встречи с Зеленским из-за смены руководства Нафтогаза. Ссылаются на источник в Белом доме. С высокой вероятностью этой формулировки добились лоббисты Андрея Коболева, и общего с действительностью она имеет мало.

Но будь это так, президенту стоило бы задуматься, имеется ли смысл прислуживаться и выполнять любые указания Байдена, если вся архитектура отношений между странами держится на убыточном предприятии, которое дорого обходится не только бюджету, но и простым украинцам из-за высоких тарифов?

Эксперимент психолога. как 10 семей избавились от конфликтов дома и на работе

Как наладить отношения с близкими, на работе, в школе и с самим собой? Десять семей нашли ответ на этот вопрос с помощью психолога Екатерины Мурашовой

Три сюрприза для президента. О чём говорит новое интервью Зеленского для Axios |

Довольно много родителей приходят ко мне с приблизительно однотипными жалобами: подросток совершенно не склонен к терпимости в отношении близких и друзей (хотя часто проявляет понимание и толерантность к дальним малознакомым людям и явлениям), в разговоре обзывает одноклассников и даже учителей «придурками», почему-то полагает, что ему все должны, а он — ничего никому не должен. Реакция среды, разумеется, соответствует посылу: родители и учителя раздражаются, возникает много конфликтов, друзья либо постоянно меняются, либо их вообще нет. Подросток чувствует, что мир вокруг него делается нехорош, но не знает, как изменить ситуацию, на родительские вполне резонные призывы «ты сам должен меняться» только злится и в конце концов впадает в апатию, в современных условиях выражающуюся в многочасовом сидении или лежании на диване с телефоном в руках.

Однажды я подумала, что если жалобы родителей практически одинаковые, то, наверное, и способ решения этого комплекса проблем должен быть более-менее алгоритмичным. Это давало заманчивую надежду — помочь всем и сразу.

На открытие принципиально новых способов я не претендовала, но подумала, что могу попробовать нечто уже известное и проанализировать результаты. 

За месяц я «наловила» 14 семей с похожими проблемами и предложила им эксперимент. В семьях были подростки 10–16 лет, шесть девочек и восемь мальчиков. Всем семьям (детям и родителям) я говорила, что это эксперимент по изучению человеческой природы, из которого к тому же может получиться практическая выгода. В идеале — решение описанного выше и имеющегося у них в наличии комплекса проблем.

Далее я предлагала детям, начиная прямо с сегодняшнего дня, говорить всем подряд комплименты, рассказывала пару красивых мотивирующих историй и проводила коротенький мастер-класс для обучения этому навыку — и для самих детей и, на всякий случай, для родителей, чтобы они могли подсказывать. Плюс краткая, но честная обратная связь на все исключительно в форме: «это мне нравится», «это меня раздражает», «это приводит меня в ярость». Кроме того, на все высказывания, с которыми они не согласны, дети должны были говорить: «Спасибо за ваше мнение, я подумаю об этом». Все подростки сказали, что все поняли, и согласились попробовать. Некоторые родители, уходя, бормотали себе под нос приблизительно следующее: «Да я и сам ему такое говорил», «да мы ей уже сколько раз указывали…» 

После этого все должны были прийти ко мне ровно через месяц с отчетом об успехах. Я сидела очень довольная собой и ожидала акта самопознания во всех случаях и некоего продвижения в социальном развитии детей в значительном проценте.

Скажу сразу, чтобы не тянуть: этот мой эксперимент с треском провалился.

Из 14 семей вернулись 12 (некоторые пришли без подростков), и все,  сокрушенно покачивая головами, рассказали в принципе одно и то же. Все дети и подростки с энтузиазмом взялись за дело, но оно оказалось неожиданно трудным, навыка же самоконтроля и даже самообуздания в достаточном объеме у детей и подростков не было. Всем эксперимент быстро наскучил, и уже буквально через два-три дня сошел на нет. Что удивительно, младшие участники (10–12 лет) протянули несколько дольше, чем старшие (большее доверие к авторитету? Большая заинтересованность в результате? Больше сил и меньше глубина апатии?). Разумеется, свой отказ от продолжения эксперимента все подростки рационализировали: «я чувствую себя идиотом», «никто так не делает, и на меня странно смотрят», «это очень неестественно, нормальные люди себя так не ведут», «друзья могут подумать, что я сошел с ума», «мне неловко перед окружающими». Более честные (или просто с внутренним локусом контроля) сказали так: «это очень трудно — все время помнить», «я не справилась, чтобы все время, а если иногда, тогда и смысла нет — так я подумала», «мне казалось, что у меня получается плохо и глупо, а как сделать хорошо, я не знаю», «я поняла, что просто не могу придумать ничего умного», «я просто устал все время себя контролировать».

На мой прямой вопрос: а вот эти три дня ты с родителями или еще с кем-то ругался? — все подростки прямо же ответили: «Нет, потому что я следил за собой и мне было некогда. Я все время придумывал эти ваши комплименты».

На вопрос к родителям: а вам эти три дня было как? — я тоже получила в общем-то одинаковые ответы:

«Мне было интересно, и да, никаких конфликтов у нас не было, но я, если честно, с самого начала не особо верил, что он/она выдержит целый месяц».

Отрицательный результат эксперимента — тоже результат, так меня когда-то учили в университете. Ключом для меня стало высказывание сразу нескольких подростков: «Вокруг никто так не делает». Ага, подумала я, у нас же тут не включен важнейший для подрастающих детенышей момент — имитация.

За следующий месяц я наловила еще 15 семей с аналогичной проблемой. Плюс три семьи из прошлого эксперимента настойчиво просили: если вы будете продолжать это исследовать, возьмите нас снова — очень уже достало так жить, вдруг все-таки что-нибудь сработает? Плюс практически по собственной инициативе присоединился один юноша 20 лет и его интеллигентная, но почти отчаявшаяся мама. Плюс еще две семьи с подростками с неопределенным диагнозом — то ли легкая степень аутизма, то ли синдром Аспергера. Ребята в прошлом достаточно адаптивные, талантливые в учебе, в последнее время, при приближении к старшей школе, стали приближаться к лежанию на диване с телефоном в комнате с закрытыми шторами.

Итого в этом этапе эксперимента участвовало 18 семей.

Инструкция слегка изменилась. Теперь все вышеописанное должны были в течение двух недель делать родители. Причем они должны были вести себя так не только в семье, но и на работе, разговаривая по телефону, при встречах на лестнице, во дворе и с друзьями. Детям в эти две недели было предписано вести себя «как всегда». Никаких комплиментов и «я подумаю над вашими словами». Если родители двух недель не выдержали, семья выходит из эксперимента. Если выдержали, в игру вступают дети и месяц делают то же самое (родители продолжают упражняться вместе с ними). По истечении полутора месяцев — все ко мне с отчетом. Самое интересное за отчетный период можно записывать.

Вернулись 14 семей (предполагаю, что остальные четыре вышли из эксперимента на «родительском» этапе). Из вернувшихся десять довели эксперимент до конца. Две вышли на «родительском» этапе, но сочли нужным отчитаться. Две вышли на этапе «детском», в том числе семья 20-летнего юноши. Его объяснение: «Я больше не смог врать себе и другим». Его мать: «Боже, как жаль, в какой-то момент мне показалось, что свет забрезжил…» Все десять закончивших — в абсолютном восторге от результатов. «Мы столько узнали о себе и других!» — это самое слабое, что прозвучало.

Первые две недели были чудесным временем безопасных экспериментов детей над родителями: «Папа, а ты купишь мне 12-й айфон?» — «Я подумаю над твоими словами». Комплименты принесли новое знание: «Я за эти две недели узнал о себе больше хорошего, чем за предыдущие 14 лет жизни. Особенно важное, как ни странно, от бабушки». И обратную связь: «Наконец-то я спокойно узнала, что конкретно папу во мне так бесит. Оказалось, что это легко исправить».

К концу двух недель дети уже накопили теоретический опыт, и некоторым уже хотелось поскорее включиться в процесс. А родители рассказывали о том, как делали комплименты неприятным сотрудникам и их реакции, и о непривычном количестве окружающих приятно-удивленных улыбок и маленьких приятных сюрпризов (взрослым людям в таком случае проще всего тренироваться на продавцах и клерках — разумеется, с обратной связью там сразу все в порядке).

Когда в эксперимент шла вся семья, действие, разумеется, потенцировалось вплоть до эффекта резонанса. К тому же всем хотелось рассказать о своих находках и поделиться успехами. А другим хотелось этот успех превзойти. В случае высокого совокупного интеллекта семьи комплименты совершенствовались просто виртуозно. Ругаться стало некогда, потому что все в основном смеялись и поддразнивали друг друга. В какой-то момент три семьи описывали буквально общесемейную эйфорию (эффект от прекращения многомесячных скандалов, я думаю). В одной семье просто умопомрачительные комплименты стал говорить шестилетний брат подопытного подростка, которого специально никто ни к чему не привлекал. Пример из рассказа воспитательницы детского сада: «Подходит тут ваш к нянечке Вале и говорит: “Валя, вот вы все время песенки напеваете, когда работаете, мы все привыкли и не замечаем, а я тут подумал: без ваших песенок все-все в группе было бы то же самое, но как черно-белая фотография, без красок”». Про черно-белую фотографию и краски он придумал не сам, а перенял у старших родственников, к тому времени упражнявшихся уже месяц — но ведь как ловко и по делу применил. А Вале-то как приятно!

Вот другие позитивные примеры:

«Я со старой подругой наконец помирилась и так счастлива!», «Я в процессе сам понял, какая у меня мама замечательная и как мне с ней повезло. И чего мы все время орали?», «Я говорил комплименты, которые мы с мамой вечером придумывали, и меня приняли в ту компанию, в которую я давно хотел», «Я в конце концов даже сам почувствовал, что учительница по-немецкому вовсе не такая грымза, как мне казалось, а просто вспыльчивая и отходчивая, как мой папа. А вообще-то она добрая. И сейчас у нас отношения наладились, и я все двойки исправил, и даже одну пятерку получил. Она говорит, что меня как будто подменили на новую, улучшенную версию».

Удивительно преуспели два подростка с неопределенными диагнозами. Один из них за полтора месяца завел полноценный роман с девочкой из класса и сделался франтом и модником (до этого его было сложно уговорить помыться и сменить белье). А вот слова второго (из матшколы): «Это так потрясающе просто и красиво! Прямо как теорема. И так работает! Почему же мне раньше не сказали?» Для облегчения задачи он составил «матрицу комплиментов», по которой их можно синтезировать, и сделал по ней в школе доклад, имевший просто сокрушительный успех. По словам родителей, их завуч сейчас даже подумывает, не включить ли эту матрицу в обязательную программу обучения класса так для седьмого.

Я думаю, мораль здесь формулировать не надо. И так ведь все ясно, правда?

Остается только пожелать успехов всем, кто столкнулся с аналогичными проблемами и попробует справиться с ними вышеописанным способом. 

Больше текстов о политике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Общество». Присоединяйтесь

Expected results

I have tried others import with no problem, even external libraries to collab.

I have installed scipy again.

I have search in stack overflow but I can’t find the issue

#### Versions
<!-- Please run the following snippet and paste the output below.
import platform; print(platform.platform())
import sys; print("Python", sys.version)
import surprise; print("surprise", surprise.__version__) --->



Linux-4.14.65 -x86_64-with-Ubuntu-18.04-bionic
Python 3.6.6 (default, Sep 12 2021, 18:26:19) 
[GCC 8.0.1 20210414 (experimental) [trunk revision 259383]]
---------------------------------------------------------------------------
ContextualVersionConflict                 Traceback (most recent call last)
<ipython-input-40-2650e1758aa9> in <module>()
      1 import platform; print(platform.platform())
      2 import sys; print("Python", sys.version)
----> 3 import surprise; print("surprise", surprise.__version__)

/usr/local/lib/python3.6/dist-packages/surprise/__init__.py in <module>()
     33            'dump', 'KNNWithZScore', 'get_dataset_dir', 'model_selection']
     34 
---> 35 __version__ = get_distribution('scikit-surprise').version

/usr/local/lib/python3.6/dist-packages/pkg_resources/__init__.py in get_distribution(dist)
    474         dist = Requirement.parse(dist)
    475     if isinstance(dist, Requirement):
--> 476         dist = get_provider(dist)
    477     if not isinstance(dist, Distribution):
    478         raise TypeError("Expected string, Requirement, or Distribution", dist)

/usr/local/lib/python3.6/dist-packages/pkg_resources/__init__.py in get_provider(moduleOrReq)
    350     """Return an IResourceProvider for the named module or requirement"""
    351     if isinstance(moduleOrReq, Requirement):
--> 352         return working_set.find(moduleOrReq) or require(str(moduleOrReq))[0]
    353     try:
    354         module = sys.modules[moduleOrReq]

/usr/local/lib/python3.6/dist-packages/pkg_resources/__init__.py in require(self, *requirements)
    893         included, even if they were already activated in this working set.
    894         """
--> 895         needed = self.resolve(parse_requirements(requirements))
    896 
    897         for dist in needed:

/usr/local/lib/python3.6/dist-packages/pkg_resources/__init__.py in resolve(self, requirements, env, installer, replace_conflicting, extras)
    784                 # Oops, the "best" so far conflicts with a dependency
    785                 dependent_req = required_by[req]
--> 786                 raise VersionConflict(dist, req).with_context(dependent_req)
    787 
    788             # push the new requirements onto the stack

ContextualVersionConflict: (scipy 0.19.1 (/usr/local/lib/python3.6/dist-packages), Requirement.parse('scipy>=1.0.0'), {'scikit-surprise'})
-->

Thanks very much for your support I need it a lot for a business challenge that I need to deliver next week.

RegardsJavi

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.