Эффект COVID-19: как мировая экономика переживает пандемию и каким будет 2021 год

О том, что происходит с экономикой, когда страна вводит локдаун

Олег Ицхоки. Когда пришли первые данные по Китаю после января-февраля, все предсказывали, что один день локдауна — это примерно потеря 40% ВВП. Но в Китае был очень жесткий локдаун, поэтому там действительно было падение ВВП на 40% в день.

Похожие числа были во время первой волны в Италии. Но, как оказалось, все последующие локдауны были с гораздо меньшей потерей ВВП, а восстановление было достаточно быстрым. Государства залили экономики деньгами: например, в Америке во втором квартале, хотя спрос упал на 10%, доходы на несколько процентов выросли. Это было связано с очень щедрыми пособиями по безработице, и в целом государство выделило рекордную сумму, почти $3 трлн.

О том, что ждет экономику в 2021 году

Олег Ицхоки. Следующий год будет годом восстановления. История с вирусом не закончится ни весной, ни, возможно, даже к лету. Это будет медленный выход и, соответственно, медленное, но постепенное восстановление экономики до докризисного уровня.

Остается открытым вопрос безработицы — снизится ли она до докризисных уровней, или мы выйдем на какое-то новое плато, поскольку бизнесы перестроились — используют меньше работников, прямых услуг. Возможно, просто большое количество рабочих мест пропадет, и безработица в ближайшие несколько лет будет более высокой.

Блоги профессионалов на «ведомостях»

Курс рубля, по нашему мнению, нашел новое равновесие в районе 60 руб./$ и со значительной вероятностью не должен сильно отклоняться от этого значения. Хорошо это или плохо? Нам кажется, что безусловно хорошо – за счет более стабильного восприятия экономических условий. И, кстати, цифра 60 намного более удобна для приблизительного вычисления в уме, чем 55 или 65. Низкой волатильности курса должны способствовать два фактора. Во-первых, это сохранение на низких уровнях чистого оттока капитала. Мы ожидаем, что всего за 2021–2021 гг. отток капитала из российской экономики составит примерно $50 млрд; эта цифра в 3,5 раза ниже, чем за четыре предкризисных года. Во-вторых, стабильности курса, конечно, должна способствовать реализация бюджетного правила. И хотя некоторая зависимость рубля от цен на нефть сохраняется, мы ожидаем, что средний курс в следующем году может составить порядка 60 руб./$ при цене нефти $50–55/барр., около 57 руб. с копейками при сохранении текущих цен на нефть или около 63 руб. при их снижении до $45/барр. Как мы видим, диапазон ожиданий весьма узок.

Некоторый сюрприз для рынка может преподнести Банк России. Мы полагаем, что он может снижать ключевую ставку быстрее, чем ожидает рынок, но остановиться на более высоком значении – 7% в начале III квартала 2021 г. Почему ставка может снижаться более быстрыми темпами? Это может потребоваться, во-первых, для снижения риска длительного и значительного отклонения инфляции от цели в нижнюю сторону и, во-вторых, для минимизации вероятности возникновения такой ситуации, когда придется переходить к относительно мягкой денежно-кредитной политике для возвращения инфляции к 4%. Последнее противоречит общей направленности экономической политики в России и мало у кого из центробанков приводило к успешным результатам. Почему ставка все же может быть выше? Показатель в 7% уже соответствует верхней границе нейтральной для России ставки. Как нам кажется, Банку России было бы комфортнее остановить текущий цикл денежно-кредитной политики на этом уровне, а не у нижней границы в силу асимметричности инфляционных шоков в России и текущего подхода, который, на наш взгляд, позволяет рассматривать инфляцию в 3,5% как близкую к цели, а 4,5% – как превышающую цель. Возможно, через какое-то время при отсутствии внешних шоков мы придем к более низким ставкам – но это будет уже в следующем цикле.

О чем еще стоит упомянуть? Конечно, основные негативные риски могут быть связаны с ужесточением санкционного режима. Мы надеемся, что этого не случится, но и не беремся прогнозировать ситуацию с санкциями, которая все больше зависит от происходящего во внутриполитической сфере США. Основные положительные сюрпризы, на наш взгляд, связаны с возможным проведением реформ после выборов 2021 г. Мы говорим об этом главным образом не потому, что ждем кардинальных изменений, а в силу общего скептического настроя относительно данной возможности. В этих условиях результат принятых мер, даже не находящихся в основном поле зрения, может приятно удивить участников рынка и инвесторов.

Денежные сюрпризы и функция общественных потерь

Понятие «денежного сюрприза» — неожиданного воздействия на выпуск и уровень цен со стороны центрального банка, нуждается в пояснении. Во-первых, как классифицировать «денежные сюрпризы»? Ответ прост. Как и любые другие неожиданные события, они бывают приятными и неприятными. Во-вторых, нужны ли экономике «денежные сюрпризы»? В чем

  • 1 Sargent Т. J., Wallace N. «Rational» expectations, the optimal monetary instrument and the optimal money supply rule // Journal of Political Economy. April 1975. P. 241—254.
  • 188

состоят выгоды от расширения производства, если 7t 1 > Yf, и от неожиданной инфляции: щ 1 > п* 1, когда фактическая инфляция превысила свои ожидаемые значения? В 1983 г. Р. Барро, Д. Гордон ответили на второй и главный вопрос о последствиях «денежных сюрпризов»[1].

  • 1. Номинальный шок, вызванный неожиданным увеличением денежной массы, снижает безработицу до уровня, который ниже u.f (вспомним кривую Филлипса). Это неплохо, особенно в том случае, если естественный уровень безработицы uf слишком высок из-за деятельности профсоюзов или вследствие изменений на рынке труда, которые привели к структурным несоответствиям между вакансиями и безработными.
  • 2. Рост денежной массы приносит государству доход, который называется сеньоражем — доходом государства от печатания денег. Этими деньгами правительство может оплачивать собственные расходы, в таком случае говорят об инфляционном финансировании государственных расходов.
  • 3. Инфляция приводит к сокращению реальной стоимости государственного долга. Например, при неожиданной инфляции, равной 10 %, реальная стоимость государственного долга сокращается ровно на 10 %.

Очевидно, у государства есть весомые аргументы в пользу неожиданной политики, создающей подобные «приятные денежные сюрпризы». Но чем обернется политика сюрпризов? Неожиданные изменения в экономике — это своего рода обман для экономических субъектов и основная причина ошибок в их микропрогнозах. Неверные ожидания — это источник экономических колебаний, которые проявляются в изменении макроэкономических параметров: выпуска, общего уровня цен, инфляции, занятости и безработицы.

Возникает дилемма: что предпочесть правительству и центральному банку — твердые правила или обман, т. е. «денежные сюрпризы», основанные на свободе действий? Сравнение выгод и издержек, связанных с «сюрпризами», приводит экономистов к выбору в пользу политики правил. Если правительство хочет минимизировать потери общества от макроэкономических колебаний, от безработицы и инфляции, то оно должно придерживаться твердых правил, создавая атмосферу доверия к своим действиям со стороны всех экономических агентов. Установление целевых темпов инфляции, точная и своевременная информация о мерах по достижению ее желаемого значения формируют низкие инфляционные ожидания населения и способствуют преодолению инфляционного роста цен.

Следующее уравнение выражает функцию потерь общества как сумму квадратов разностей между фактическим и естественным уровнями безработицы и между фактическим и целевым темпами инфляции1:

Эффект COVID-19: как мировая экономика переживает пандемию и каким будет 2021 год

где Lt(loss function) — функция общественных потерь в период t; щи uf — фактический и естественный уровни безработицы соответственно; nt и я* — фактический и целевой уровни инфляции соответственно; у — коэффициент чувствительности общества к отклонениям инфляции от целевых значений.

Разности между фактическими и желаемыми уровнями безработицы и инфляции возведены в квадрат, что отражает тяжесть социально-экономических издержек от макроэкономических колебаний и дает возможность учесть как положительные, так и отрицательные (со знаком «минус») отклонения показателей безработицы и инфляции.

Фактический уровень безработицы (uf) зависит от совокупного выпуска (Yf), эта взаимосвязь отражена в законе Оукена

Эффект COVID-19: как мировая экономика переживает пандемию и каким будет 2021 год

где Yt — фактический выпуск в период t;Yf — потенциальный выпуск; ut — фактический уровень безработицы в период t; uf — естественный уровень безработицы; (3 — коэффициент, показывающий процентное отклонение ВВП от потенциального уровня при циклической безработице, равной 1 %. Например, если коэффициент |3 = 2,5, то 1 % циклической безработицы приведет к потерям ВВП в размере 2,5 %. Коэффициент (3 рассчитывается эмпирически и составляет 2,5—3.

С учетом закона Оукена функция общественных потерь может быть представлена в виде

  • 1 См., например: Horowitz A. R. Loss functions and public policy // Journal of Macroeconomics. 1987. Vol. 9. № 4. P. 489—504.
  • 190

Эффект COVID-19: как мировая экономика переживает пандемию и каким будет 2021 год

где YA — это потенциальный выпуск.

Целью правительства должна стать минимизация функции общественных потерь в любом из периодов: Lt —> min. Очевидно, что в случае равенства фактического и потенциального ВВП и одновременном достижении целевого уровня инфляции общественные потери равны нулю.

Задача уменьшения амплитуды колебаний инфляции и безработицы относительно целевых значений стоит достаточно остро, поскольку даже при приверженности центрального банка и правительства политике правил шоки спроса и предложения возникают в связи со множеством причин, которые трудно прогнозировать. Неожиданные изменения цен на энергоносители, стихийные бедствия, массовая миграция, политика санкций, торговые войны — все эти и многие другие факторы способны генерировать комбинированные шоки и влиять на макроэкономические параметры. На рис. 4.5 воздействие шоков спроса на экономику показано как движение вдоль краткосрочной кривой Филлипса в координатах «уровень безработицы — инфляция». На картинке слева амплитуда колебаний инфляции и безработицы очень высока, потери общества значительны, политика стабилизации не удалась. На картинке справа — потери общества меньше, чем в первом случае. Каким образом правительство и центральный банк могут уменьшить негативное воздействие шоков спроса, минимизировать общественные потери и добиться макроэкономической стабилизации?

Шоки спроса в модели Филлипса

Рис. 4.5.Шоки спроса в модели Филлипса

В соответствии с уравнением И. Фишера реальная процентная ставка определяется как разница между номинальной ставкой процента и фактическим (или ожидаемым) уровнем инфляции: щ или в зависимости от того, о какой реальной ставке процента идет речь, ex post или ex ante:

Эффект COVID-19: как мировая экономика переживает пандемию и каким будет 2021 год

При проведении антициклической политики ставка процента, устанавливаемая центральным банком, играет важную роль, оказывая стимулирующее или сдерживающее влияние на экономику. Повышение ключевой ставки служит сигналом к удорожанию кредитов и выражает намерение регулятора снизить деловую активность и предотвратить рост темпов инфляции; снижение ставки ЦБ, напротив, является индикатором проведения политики, направленной на расширение совокупного спроса, вызывающего экономический подъем и умеренный рост общего уровня цен.

Помимо естественного уровня безработицы в экономике складывается и нормальный (естественный) долгосрочный уровень реальной процентной ставки г*. Действуя в рамках правил, ЦБ устанавливает номинальную процентную ставку, по которой он предоставляет кредиты коммерческим банкам, но его главная задача — регулировать реальную процентную ставку в ответ на изменение экономической конъюнктуры. Для этого определяется целевая долгосрочная реальная процентная ставка по федеральным фондам, например, равная 2 % (г* = = 2 %); устанавливается целевое значение годовой инфляции, предположим, л* = 3 %; выбираются определенные коэффициенты а и (3, например а = 0,5, (3 = 0,5, позволяющие нужным образом реагировать на отклонения инфляции и выпуска от целевых значений. Тогда получим:

Эффект COVID-19: как мировая экономика переживает пандемию и каким будет 2021 год

Уравнения (4.8) и (4.9) показывают, что реальная ставка процента, регулируемая центральным банком, должна отклоняться от своего долгосрочного значения в соответствии со сложившейся макроэкономической конъюнктурой. При превышении инфля- 192

цией своего целевого значения, как и при увеличении выпуска по сравнению с потенциальным уровнем, реальная ставка процента должна расти. Уравнение (4.8) представляет собой правило инфляционного таргетирования, уравнение (4.9) — правило таргетирования выпуска (безработицы) Их действие показано на рис. 4.6. В точке Л общественные потери равны нулю.

Стабилизация экономики при шоке спроса

Рис. 4.6.Стабилизация экономики при шоке спроса

О глобальных последствиях пандемии

Николай Давыдов. Почему люди больше переходили на онлайн-образование? Потому что это удобно. Стэнфорд может обучить бесконечное количество людей через видео. И эти тренды будут продолжаться. Просто гораздо большее количество людей обратило на них внимание во время пандемии.

Многие компании стали смотреть по-другому на то, как они видят прозрачность своего бизнеса. Потому что неожиданно: когда ты управляешь заводом со своей кухни, ты намного меньше понимаешь, что этот завод производит, сколько ты произведешь в следующем месяце.

И ты понимаешь, насколько важны IT-системы в планировании ресурсов и так далее. Ты начинаешь понимать, что связь белых воротничков с голубыми воротничками, и где-то там роботы посередине — это очень важные вещи для того, чтобы у тебя всё продолжало эффективно работать. Этот тренд был у первопроходцев, а теперь о нем резко начали думать все.

О том, как рынки отреагируют на появление вакцины

Олег Ицхоки.  Сейчас около 10 вакцин находятся на последней стадии разработки, и когда слышат положительные новости об одной, ожидают того же и о других, поскольку технологии во многих похожи. Что очень важно — никто не ожидал эффективности в районе 90%, поэтому это очень положительные новости.

Когда Pfiser объявила [об эффективности своей вакцины], акции авиалиний и компаний, занимающихся путешествиями на круизных лайнерах, выросли на 30%. Но макроэкономические ожидания состоят в том, что эффективной дистрибуции до апреля ожидать сложно, то есть получить вакцину всем желающим до этого времени вряд ли получится.

О том, какие отрасли больше всего пострадают от пандемии

Андрей Романенко. Во-первых, до сих пор очень сильно страдает HoReCa. Потому что понятно, что после первого локдауна многие открылись, запустились, но на самом деле очень большое количество компаний в начале первой волны объявили, что они распустили персонал до конца года и многие на самом деле уехали из мегаполисов, а основная HoReCa сосредоточена в мегаполисах.

Второе — это все, что связано с услугами. Все, что связано с торговлей, особенно с продуктами питания и магазином у дома — там все хорошо. Ну и, конечно, не забываем, что сервисы по доставке еды выросли в разы: «Яндекс.Еда», Delivery Club, «Самокат» — и все остальные.

Производителям подсолнечного масла приготовили сюрприз

подсолнечное масло, экспортная пошлина, розничные цены

Пошлины на вывоз подсолнечника могут снизить интерес к инвестициям в растениеводство. Фото Reuters

Российские власти реализовали свою угрозу о введении экспортной пошлины на подсолнечное масло, несмотря на относительную стабилизацию розничных цен. В субботу чиновники объявили о продлении и увеличении пошлин на вывоз семян подсолнечника и рапса. Такое регулирование вкупе с администрированием цен на конкретные товары приведет к снижению инвестиций в отрасль. Не исключено и сокращение производства и посевных площадей, предупреждают эксперты.

О новом повышении пошлин в конце прошлой недели сообщили в Минэкономразвития (МЭР) со ссылкой на решение подкомиссии по таможенно-тарифному регулированию. «Поддержано установление демпферного механизма в отношении экспорта подсолнечного масла», – сообщили в субботу в ведомстве Максима Решетникова.

Размер экспортной пошлины составит 70%, а взиматься она будет с разницы между базовой ценой и ценой индикативной.

Базовая цена на подсолнечное масло устанавливается в размере 1 тыс. долл., тогда как индикативная будет определяться на основе данных агентства Reuters. Отметим, под индикативной ценой понимается стоимость того или иного товара на мировом рынке за истекший месяц.

Ранее в министерстве сообщали, что пошлина на подсолнечное масло будет сконструирована по принципу механизма на пшеницу. «То есть будет определенная цена отсечения, ниже которой пошлины не будет, а сверх этого также 70% от превышения будет в виде пошлины поступать в бюджет, а 30% – оставаться у сельхозпроизводителей», – рассказывали в ведомстве Решетникова. В самом МЭР подчеркивают, что действие плавающей пошлины «будет способствовать повышению предсказуемости рынка и сохранению стабильных цен на подсолнечное масло для населения».

Помимо введения пошлин на подсолнечное масло, российские власти также решили повысить ставку экспортной пошлины на семена подсолнечника в размере 50%, но не менее 320 долл. за 1 т сроком с 1 июля 2021 года по 1 сентября 2022 года. Ранее сообщалось, что базовая средняя цена на подсолнечник составит 440 долл. Также подчеркивалось, что это решение «направлено на сохранение необходимого объема соответствующей продукции на внутреннем рынке, защиту граждан от скачков цен на международном рынке и стабилизацию розничных цен на подсолнечное масло в России». Что касается рапса, то в той же подкомиссии решили продлить действующую вывозную таможенную пошлину на семена рапса до сентября 2022 года.

В январе чиновники объявили, что экспортная пошлина на подсолнечник и рапс будет действовать до 31 июня 2021 года. До этого пошлина на подсолнечник составляла 6,5%, но не менее 9,75 евро за тонну. А на рапс пошлина была нулевой. Кроме того, с середины декабря также была установлена тарифная квота в 17,5 млн т на экспорт пшеницы, ржи, ячменя и кукурузы (см. «НГ» от 14.02.21).

Решения о вывозных пошлинах на пшеницу, ячмень, кукурузу и сою последовали после критики президента РФ Владимира Путина резкого рост цен на сахар, подсолнечное масло и макароны. Были повышены также экспортные пошлины на подсолнечник и рапс. Тогда же на сахар и подсолнечное масло были введены предельные розничные цены (см. «НГ» от 13.12.20 и 14.12.20).

«Наша стратегия заключается в защите внутреннего рынка от переноса продовольственной инфляции с мировых рынков на внутренний рынок, – пояснял Решетников. – Мы кратно, существенно снизим это влияние данными мерами (регулирование цен, вывозные пошлины. – «НГ»). При этом речь идет не об административных мерах, а об экономических».

Между тем нет единства мнений даже среди чиновников относительно эффективности регулирования цен на продукты. Так, в Минпромторге заявили, что сдерживание цен на сахар и масло хоть и работает, но из-за него ломаются цепочки поставок. «Теперь торговые сети стремятся покупать напрямую у производителей, а у них нет возможности отгружать товар всем, потому что слишком большой объем заявок. Ломаются старые сложившиеся связи», – рассказывал замглавы Минпромторга Виктор Евтухов.

Необходимо оценивать последствия от госрегулирования цен, подчеркивали в ведомстве Дениса Мантурова. «Мы уже видели фиксацию цен, мы уже видели плановую экономику. У нас что, большой выбор в магазинах? Нет. И очереди мы помним в советские магазины», – заявил Евтухов. Сейчас ретейл сам сдерживает рост цен на социально значимые товары, перекладывая наценку на премиальные продукты, но возможности бизнеса ограничены, рассказывал замглавы Минпромторга. По его словам, сейчас наценка на социально значимые продукты составляет примерно 15%, а в некоторых сетях и того меньше.

Исполнительный директор Масложирового союза России Михаил Мальцев признает, что заградительные меры позволят увеличить переработку внутри страны, сохранить сырье и экспортировать уже исключительно переработанную продукцию. «Рост цен на подсолнечное масло за последний сезон произошел в два раза в долларах. Для внутреннего потребителя это неподъемные условия. Маржа в 150% позволит сельхозпроизводителям интенсивно развиваться дальше. Нам как переработчикам эти условия позволят получить свои 5–10%, чтобы мы тоже могли развиваться, а потребитель получит доступную цену на полке магазина без какого-либо ручного регулирования со стороны государства», – заявил Мальцев в эфире BusinessFM.

Но с позицией маслопереработчиков согласны не все. По мнению директора аналитического центра «СовЭкон» Андрея Сизова, введение экспортных пошлин означает, что цены на продукт искусственно опускаются относительно уровня на внешнем рынке. «При этом внешний рынок российским производителям масличной продукции очень важен: на экспорт приходится более 50% произведенного масла в последние годы», – напоминал он. Для самих производителей масла это не будет проблемой, так как вся недополученная выручка будет переложена на сельхозпроизводителей. «В ближайшие годы мы увидим стремительное падение уровня отечественного растениеводства, я бы вообще сказал, что этими действиями разваливается целая отрасль. Перспективы мрачные», – публикует пресса прогнозы Андрея Сизова.

Введение экспортных пошлин – это вынужденная мера, которая является следствием заморозки внутренних цен», – отмечает главный инвестиционный стратег «БКС Мир инвестиций» Максим Шеин. «Основная задача состоит в том, чтобы удержать уровень производства подсолнечного масла внутри страны», – считает он. По его прогнозам, в перспективе возможно сокращение посевов подсолнечника.

Экспортная пошлина – классическая мера сдерживания экспорта, говорит руководитель аналитического центра «Альпари» Александр Разуваев. «Бороться нужно не с ростом цен на конкрентные группы товаров, а с инфляцией в целом. Я могу понять рост импортных пошлин для поддержки национального производителя на внутреннем рынке, но принципиально против экспортных пошлин», – подчеркивает он. «Мы должны наращивать экспорт, улучшать торговый баланс. Рост экспорта – это рост предложения валюты и укрепления рубля. Проблема инфляции решается через политику сильного рубля и роста ключевой ставки ЦБ», – считает он.

Эксперты из компании KMPG подсчитывали, что одна только заморозка цен на подсолнечное масло привела к потерям 15 млрд руб. у производителей. До конца этого года производители могут недополучить 50 млрд руб. доходов, говорили в компании. Как итог, считают аналитики, никто не будет строить серьезных планов по инвестированию в отрасль. 

Чубайс назвал главный сюрприз для реформаторов экономики 1990-х годов

Бывший заместитель Егора Гайдара признал, что при подготовке реформы не была учтена угроза неплатежей. По словам Чубайса, в итоге никем не предсказанное явление повлияло на весь комплекс реформ 1990-х

Кризис неплатежей стал настоящим сюрпризом для тех, кто разрабатывал план реформы экономики в 1990-х годах. Об этом заявил на Гайдаровском форуме в Москве бывший заместитель вдохновителя и идеолога реформ Егора Гайдара, а ныне руководитель «Роснано» Анатолий Чубайс.

«Я считаю, что нами это явление не было предсказано нигде. Я не помню ни одного нашего серьезного разговора. Во всех обсуждениях, а мы вырабатывали концепцию реформ десять лет под руководством Гайдара, я не помню обсуждения темы неплатежей», — рассказал Чубайс, передает корреспондент РБК.

По словам бывшего вице-премьера, реформаторы не ожидали, что финансовая стабилизация в условиях экономики советского типа породит неплатежи, и в итоге кризис неплатежей оказал «глубинное воздействие на весь комплекс реформ 90-х».

«Масштаб этого явления к 1996 году достиг 40–45% ВВП, половина экономики вообще работала не в денежных измерителях», — напомнил Чубайс, отметив, что именно победа над неплатежами в конце 1990-х помогла вернуть в экономику мотивацию «на уровне реальных предприятий». «Отсюда фантастический рост 2000-х с удвоением ВВП», — сказал Чубайс.

Экономист назвал сюрпризы, которые готовит доллар

Россиянам стоит ждать сюрпризов не от валютных курсов, а от долларовой инфляции. Об этом в субботу, 15 мая, сообщил управляющий активами «БКС Мир инвестиций» Андрей Русецкий.

По его словам, на фоне вливания в экономику значительного объема ликвидности и из-за роста госдолга США увеличился объем наличных денег в обращении. Это может привести к повышенной долларовой инфляции. В настоящее время она составляет 4,2 процента. Этот показатель является одним из самых высоких за последние 30 лет, сообщает агентство «Прайм».

Эксперт напомнил, что повышенная инфляция ведет к снижению покупательской способности населения, росту издержек и ослаблению валюты. Все это приводит к новому витку инфляции. На фоне последних событий Русецкий посоветовал хранить валютные сбережения с помощью более доходных рисковых инструментов — акций в долларах США и облигаций развивающихся стран, сырьевых активов.

Читайте также: Названы негативные факторы, которые сказываются на стоимости нефти

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 4,00 из 5)
Загрузка...

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.