Гостинец от зайчика (Лариса -Феникс) / Стихи.ру

Гостинец от зайчика (владимир суслов) / проза.ру

      В середине октября  прошли обильные дожди, после которых установилась тёплая осенняя погода. Пласты чернозёма  из-под  плуга трактора  аккуратно ложились набок и на них тут же садились грачи в поисках земляных червей или личинок насекомых. Они стаей преследовали  ДТ-54,  которым  управлял Виктор Гладков, молодой механизатор местного совхоза, победитель социалистического соревнования.  Погода баловала, душа радовалась солнечному осеннему деньку:   не было ветра и пыли, а  посаженные по краю лесополосы кусты скумпии пылали  ярким оранжевым,  алым и жёлтым огнём своих листьев.
Через несколько  часов  Виктор закончил  вспашку поля и у самого его края заглушил  мотор, достал из кабины кирзовую сумку механизатора, в которую любимая жена Ольга положила  продукты для обеда, и направился к деревьям лесополосы, чтобы под одним из них разложить  на газете «Сельская жизнь» еду, снять сапоги,  вытянуть ноги, прислонившись спиной к стволу, и отдохнуть  часок, с  удовольствием наблюдая за  птицами на пашне, за беззвучно падающими  листьями ясеня и ползающими в толстом слое  опавшей листвы  букашками.
Из раскрытой сумки механизатор стал потихоньку  доставать продукты и класть их на развёрнутую газету: вот молоко в стеклянной  бутылке, а это отварной  кусочек  курицы, два яйца, сваренных вкрутую, пара пирожков с картошкой, несколько кусочков белого хлеба.  А это что в белом носовом платочке?  Так и есть, – это гостинец от зайчика для четырёхлетней  Машеньки. Жена вчера пекла пирожки и один сделала совсем маленьким,  положила  для дочери.
Сколько лет этой традиции – бог его знает.  Виктор помнит себя маленьким, когда они с братом висли на шее у отца,  встречая его  с работы, и  получали из его сумки  со словами: «А это гостинец от зайчика», – по маленькому кусочку хлеба. Хлеб этот казался невероятно вкусным. Глаза у пацанов блестели от радости и удовольствия.  И ещё папка   рассказывал, как он был в поле, к нему прискакал зайчик и передал детишкам гостинец. Ребята  прекращали  жевать  хлеб,  чтобы растянуть губы в улыбке  или рассмеяться, если отец придумывал что-то смешное про  зайца.
После работы, у калитки дома, Виктор заметил, как зашевелилась, а потом отодвинулась белая занавесочка, закрывавшая нижнюю  половину окна, и появилось улыбающееся личико Машеньки. А уже у самого порога, как только он закрыл за собою  дверь,  она радостно захлопала  в  ладошки, запищала: «Папочка пришёл!», и бросилась к нему в объятия.  А потом был подарок от зайчика – пирожочек с картошкой. А пока Виктор снимал обувь и верхнюю одежду он рассказывал, как заяц  передавал  гостинец  Машеньке: «Я сел  пообедать, слышу  шорох в кустах…». Машенька перестала жевать и с раскрытым ртом слушала о добром-предобром  зайчике,  его жене зайчихе и их маленьких зайчатах. Интересно было всем: и Виктору, и его жене Ольге, и маленькой Машеньке. Маше – слушать рассказ отца, а взрослым – наблюдать за дочкой.
В следующий день Виктор  запахивал  междурядье  яблоневого сада.     Яблоки лежали  на земле, попадались они по нескольку штук и на ветвях каждого второго дерева. Механизатор останавливал трактор, взбирался  на кабину и самые крупные из них срывал. 
А вечером он  поставил  ведро яблок  перед Машенькой и рассказал, как они у него появились.  Дочь сначала обрадовалась такому большому количеству гостинцев, а потом, когда отец сказал, что все эти яблоки он отобрал у зайчихи, лицо девочки изменилось, глаза от удивления округлились, уголки губ поползли вниз и по щекам  полились слёзы. Маша закрыла  лицо руками и запричитала по-взрослому: «Что же ты, папочка, наделал? Как  ты мог отобрать яблочки у зайчихи?». Затем открыла заплаканное лицо, посмотрела на отца своими ярко голубыми глазами и продолжила  выговаривать родителю сквозь слёзы:  «Яблоки эти кушать я не могу, потому что мама-зайчиха долго их собирала для своих зайчат, а теперь зайки-детки умрут от голода, и в этом будешь виноват ты, мой милый папочка!».
Родители стали утешать дочку, рассказывать, что у зайчихи  очень много яблок, и её детки не умрут от голода. Но уговоры  были  напрасны.  «Папа, тебе надо эти яблочки отнести обратно в поле и отдать зайке-маме. Уходи сейчас, пока ночь не приключилась, уходи!». Девочка всхлипывала, растирала слёзы по лицу и переводила свой взгляд то на  папу, то на маму, ища у кого-то из них поддержку.
Ольга что-то прошептала Виктору на ухо, сунула  в его  карман   карамельку,  и  он  стал собираться «в дорогу». Пока обувался, одевался, рассказывал дочери, как он найдёт зайчиху в поле, вернёт ей все яблоки и попросит прощения за нехороший свой поступок. Девочка всхлипывала, слушая отца, на лице проявлялись первые признаки радости, а когда отец уже уходил с ведром яблок и  поцеловал дочку в мокрую щёчку, Машенька улыбнулась и помахала на прощание  рукой. 
Виктор «искал» зайку долго, не  менее  двух часов (был у  друга), а когда появился в  доме, девочка  уже успокоилась, бросилась к  нему. Отец взял её на руки, поцеловал, рассказал о встрече  с  зайчихой  и передал дочери карамельку –  гостинец  от зайчика.
Вот  так когда-то маленькие  сыночки и дочки  верили, как в Деда Мороза, в добрых зайцев, которые передают через  пап  гостинцы   для детей.

Мнения

Гостинец от зайчика (лариса -феникс) / стихи.ру

Когда я была . маленькой девочкой. была,

Я дружила. с кроликом. одним.

Раньше я постоянно приглашала его к себе,

Но он был очень занят… …с чем-то, что поглощало его.

О зайчике… я узнала… от папы … моего.
Однажды, … он его на дороге  встретил.
Он шёл с работы, – а тот остановил его.
Папа … вначале зайчика … и не заметил.

Стал зайчик… обо мне… расспрашивать,
Передавать гостинцы разные, – приветы:
Карандаши, чтоб альбом раскрашивать.
И – даже бутерброды, яблоки, конфеты.

Зайчик  очень  добрым был, хорошим –
Всё время от него я передачи получала.
Долго я ещё дружила с зайчиком моим,               
А что это папа  делал всё, – я и не знала.

14.03.2022

Гостинец от зайчика (николай валерьевич ширяев) / стихи.ру

Я Юлия Бережко-Каминская, г. Киев

язык оригинала – украинский

Я помню, как в счастливом детстве папа
Выкладывал сальцо и абрикос,
Немного хлеба, лука и салата,
И говорил: “От зайца вам принес”.

И тут как тут к нам аппетит являлся,
Ведь хлеб нам пах лесами, что есть сил,
Ведь с бутербродом заяц прытко мчался
И папу ненароком угостил.

Но мать все разрушала отчего-то:
– Какого зайчика?! У папы нет с ним дел!
Нет, бутерброд принес отец с работы,
Его он за обедом не доел.

Гостинец от зайчика (сергей плотников 9) / стихи.ру

 

Кто жил в деревне в “те” годы,

Он знает значение этих слов,

Остальные, прочитав, узнают…

В начале детства раннего, лет в пять,
Отца с работы, терпеливо дожидался,
Вот вечер знойный, наступил опять,
День трудовой, до ночи, продолжался.

Сидел и ждал, оставив все “дела”,
Смотрел, как жизнь в деревне протекала,
Я видел, как корова с поля шла
И тяжко, от усталости вздыхала.

Народ в село усталый, но не злой,
Исполнив норму, с поля возвращался,
А на дворе стоял июльский зной,
Да вечер тихий только начинался.

Но не садились, в кресло отдыхать
И “телеком”, тогда не наслаждались,
Садились быстро, что – то похлебать,
Опять в работу тяжкую впрягались.

Не мог тогда, всего я понимать,
Был маленький и несмышленый мальчик,
Отцовский трактор, шел тогда встречать,
Да ждал гостинец, что послал мне зайчик.

Отец, из своей сумки доставал,
Кусок, не съеденный, то пирога иль хлеба,
Он говорил-” Косой, тебе послал”
И я гостинцу, счастлив был “до неба”.

И я своим умишком представлял,
Как заяц с человеком говорили,
Да ели, что “Господь послал”,
По братски трапезу крестьянскую делили.

Прошли года и старость, в дом стучит,
А впереди, безмолвия завеса,
Но буду помнить, сколь Господь велит,
Кусочек тот, “от зайчика”, из леса.

Гостинец от зайчика (татьяна пустовалова) / стихи.ру

*~~~~~~~~~* *** *~~~~~~~~~*

Я помню маленькой была .
Из рейса папа возвращаясь –
Давал , а я его – брала ,
При том не мало удивляясь .

Гостинец , что из леса был –
Конфетка , вафелька , печенька …
“А , это – зайчик угостил !”-
Шутил так папа мой маленько .

А я и верила – тому ,
Лишь удивлялась над подарком :
“Пап , а как он попал к нему ?”-
И щурилась при свете ярком .

“Ведь , магазинов – нет в лесу ?
Папа , откуда там – конфеты ?
Ты встретил – зайца , не лису ?
А видел , папа – его , где ты ?

Не там , где рвали мы цветы ,
Когда мы в лес с тобой ходили ?
А , что сказал там , зайцу – ты ?
Спросил : конфеты – где купили ?”

Смеялся папа надо мной ,
Но с каждым разом повторяя ,
Возил гостинец – озорной :
“От Зайчика !” – сюрприз вручая .

       16 . 09 . 2020 г.

Гостинцы от зайчика (наталья капустюк) / стихи.ру

                Рисунок Елены Долгих
Премия 400 баллов в  номинации пряничного конкурса:«Счастье кондитера»-2022

Ф ИНАЛИСТ в конкурсе “Всемирный день хлеба” 2022 – “Избушка на седьмом небе”-2022

У деда “морозной” слыла работёнка.
Он был лесником в нашем снежном краю.
Домой приносил двум любимым девчонкам
Подмёрзшую парочку хлебных краюх.

«Гостинцы от зайчика» мы уплетали,
Хлеб сладким казался, что там куличи?!
У деда в комоде дремали медали,
А дед наш с мороза дремал у печи.

Мы хлопали зайке, какой он хороший,
Гостинцы из леса я помню с тех лет…

И снова на землю упала пороша…
Заботливый зайка, ответственный дед!

Гостинцы от зайчика (нина ганькина) / стихи.ру

В памяти всплывают картинки из моего детства,

И в глазах мгновенно мутнеет…

Когда я ждала папу с работы из леса,

Их увлекательные рассказы.

И вот он приходит усталый,
Глаза его светятся лаской.
Вдруг свой  узелочек достал он.
И тут начитается сказка.

Гостинчик от зайчика  папа
Приносит детишкам из леса.
Приятный на вид и на запах
Мы ждали всегда с интересом.

Засохшая  корочка хлеба,
И иней на ней, словно сахар,
Язык обжигает и нёбо.
И ноздри щекочущий запах!
А ягодок смерзшихся горстка:
Калина, шиповник, рябина!
Он был объедением просто –
Гостинец для  дочки и  сына!

Вкуснее любых мармеладок,
И чипсов, и вафлей  заморских.
И даже вкусней шоколадок
Была мёрзлых ягодок  россыпь!

Любили все зайчика очень
За щедрость подарка такого.
Хотели увидеть воочию
Мы нашего друга лесного.

Как жаль, что сегодня зайчишки
Гостинцев не шлют из лесочка.
Их вкуса не знают детишки –
Все наши сыночки и дочки!

Читать

Сугробы топили избушки Ключевого, когда лился лунный свет, натягивая на окна белые кроличьи шапки точно для прикрытия глаз.

Уже за полночь. На краю деревни мерцает, как волчий глаз, изба с камином. Хромой пимокат дед Савелий и подросток Петька готовят пимы для солдат.

Тусклый свет освещает часть стены и неподвижную фигуру Петьки, который, кажется, весь поглощен монотонной, похожей на шмелиное жужжание музыкой машины, наполняющей тесную хижину: джу-джу! Жу-жу!

Петя сидит на двух уступах на высокой треноге и дергает за веревку, которая прикреплена к гладкой березовой лучине [Березовая лучина – изогнутый кусок дерева с крючком на конце]. К низкому потолку подвешен ремень, который удерживает кровать на месте. Веревка взбивает шерсть в плетеной корзине, и шерсть льется из корзины темным, но легким, почти воздушным потоком на серый полог. Левой рукой Петика управляет рамой, чтобы поток темной шерсти не прерывался и не был неровным.

Иногда шерсть наматывается на веревку, как на веретено, и тогда Петьке приходится ее выщипывать. Поэтому пальцы у него серые, почти черные, и резко пахнут овцой. Но Петика не обращает на это внимания. Его руки могут отмыться. Зато он чувствует себя настоящим мужчиной. Его работа помогает фронту, а фронт в его понимании – это прежде всего отец и брат Захар. Не исключено, что могут достать отца и брата валенками, которые они катают с дедом Савелием. Вот бы им это удалось!

Монотонная струна гудит в голове у Петики, навевая немыслимые мысли. Но вот его голова падает на грудь, а глаза непроизвольно засыпают.

– Вы устали? Дед Савелий приглушенно говорит через стену.

Отойдя от стола, он слегка наклонился вбок; на длинном столе он раскладывал шерсть, чтобы скатать ее в войлок для изготовления новой пары валенок. Как и его набухшие вены, его рукава были закатаны до локтей. Несмотря на испачканное потом лицо и запавшие глаза, он с сочувствием смотрит на Петю.

В хижине жарко, потому что печь нужно постоянно топить, чтобы сушить войлочные пимы, которые замачиваются в кислотном растворе. Воздух здесь тяжелый. Чтобы выдерживать его несколько часов подряд, нужно приспособиться к нему.

Похоже, что либо дед Савелий – колдун из сказки или добрый волшебник, либо Левша из книжки, про которую Петька только что читал, – такой же.

Помимо Левши, он, вероятно, напоминает ему человека с золотыми руками, который охотился на блох. Старик не левша, он калека, но руки у него действительно золотые. Этот человек раскатывал эти пироги так, словно это были пироги. Его глаза были прикованы к работе весь день и всю ночь.

Он сказал Пете: “Отдохнем позже”. Время для покоя не существует, когда кругом горе.

” Да, да!” – мысленно соглашается Петька.

Сейчас он находится в отпуске, поэтому не хотел терять время. Любопытство привело его сюда, но он был очарован. Через некоторое время старик научил его делать выжимки. Он сказал, что иметь его рядом будет удобно.

В молодости я был таким же, как ты, – говорит дед Савелий. – Он был веселым человеком, Пимокатом. Мне нравились его рассказы между делом. В результате ты слушал его, а потом так же, как и ты, пересматривал снова и снова. Дело это совсем не хитрое, но необходимое. Так что учись, сынок.

Следовательно, Петька сам планирует перенять у Савелия дедовский пимокатный бизнес. Главное, чтобы старику было легче с ним работать, да и переняли они многое. И веселее.

– Ух, как он много молотил! Глядя на набитый шерстью полог, старик говорит: “Кто бы мог подумать, что существует такая вещь?”. – На сегодня достаточно. Я предлагаю вам слезть с вашего трона, и давайте перекусим на ночь.

Все тело у Петьки болит от усталости и звучит, как гудящая струна. Когда он спускается с треножника, старик уже набрал воды из колодца и ждет у порога, держа ковш возле кадки.

В итоге двое садятся за шаткий стол у окна, из которого выглядывает морозная зимняя ночь. Картошку в мундире достают из закопченной кастрюли, чистят, солят и едят, запивая молоком, которое вчера в кувшине принесла бабушка Алена, жена Савелия.

Явно голодный, Петька жадно глотает. Дед вынимает чугунок из кувшина и наливает из него молоко в железную кружку. – А ты, дед, что скажешь? В ответ старик поспешно сказал:

– Ешь, ешь. Что меня волнует? Возраст тебя догоняет, надо расти и делать больше. Продолжай, Петруха.

В жарком, душном воздухе виден слой дыма из кисета старика, когда он достает сигарету и сворачивает ее.

Петька слышит приглушенный голос старика: “Во время гражданской войны, когда мы гнали Колчака, в нашем партизанском отряде был такой же мальчик, как ты. Его тоже звали Петька. Смутьян! Он потерял отца из-за белогвардейцев.

Петька весь внимание. Всякий раз, когда он слышит о Гражданской войне, он приходит в восторг. Увидев, что Петька переплыл быструю реку Тартас, он сообщает партизанам, что белогвардейцы жестоко расправляются с их Ключевой. Затем он отправляется в разведку и приносит важные сведения. Однако позже мальчика схватили и казнили колчаковцы.

Петька давно отставил кружку с молоком и напрягся. Видно, что он испытывает лютую ненависть ко всем врагам советской власти, прошлым и настоящим. Также дуется дед Савелий, глубоко затягиваясь табачным дымом. Затем он говорит:

– Вот такая история. Война – это не повод для смеха. Это немного побочное шоу. Но мы в долгу перед ними! Правда, Петруха?

Да, точно, дед Савелий! – И Петька крепко сжимает кулак. – Мы их возьмем, несмотря ни на что, этих фашистов!

Пока дед Савелий наматывает войлок на деревянные бруски, разминает шерсть ладонью и перебирает коробку. В это время Петька лежит на топчане у печки и неудобно спит.

Это тихое пение, которое внезапно пробуждает его.

В хате светло. На серой стене, на выкрашенной в желтый цвет двери весело играют солнечные лучи.

Бригадир Саня Дементьев тоже сидит за столом под палящим солнцем. Перед ним лежит раскрытый блокнот, и он что-то пишет в нем. От горбоносого худощавого лица Сани исходит свежий и помолодевший взгляд.

– Молодец! – одобрительно говорит он. Восемь пар – это действительно впечатляет!

На большом пимокатенном столе Петька замечает, что валенки сложены стопкой. Старик сходит с карниза и берет в руки еще одну пару валенок. Серые такие. – Попробуем, Лександр, – говорит он бригадиру и начинает быстро чистить пемзой головки валенок.

– Здравствуй, пимокат! – поприветствовал Петю бригадир. – Ну, как спалось?

– Хорошо, – отвечает Петька. Во сне я был на фронте.

– Как вы победили фашистов? Бригадир, не дожидаясь ответа, ответил: “Не бери в голову, Петя, мы и этого зверя разобьем. Ты не с теми людьми столкнулся. Сегодня по радио сообщили, что наши войска освободили три города и продвинулись на сотни метров. Так что можешь считать свою долю в этой победе, сынок.

– Ура! – радостно вырвалось у Пети. Пусть наш лучший пим, Лександр Дементич, станет подарком к победе наших солдат. Применяйте их на практике и бейте врага сильнее. Так напишите их. Пишите! – говорит дед Савелий.

Петька считает, что он должен написать солдатам и объяснить, что они с дедом Савельевым делают, чтобы обеспечить фронт пимсом. В отличие от бригадира, у него нет ни бумаги, ни карандаша.

Дедушка поставил серые валенки, которые он чистил, на стол прямо перед бригадиром и сказал:

— Это вот девятая пара будет.

Взяв один из сапог, бригадир улыбается и с одобрением рассматривает его, громко хмыкая:

– Чистая работа! На таких телегах можно до самого Берлина доехать. Правда, Петя?

– Это было бы здорово! – Дядя Шура, мне нужен карандаш.

На кисетах девушек были вышиты надписи “Дорогой солдат” и “Бей фашистов крепче”. Химические карандаши гораздо удобнее в использовании, чем валенки.

Затем он берет со стола войлочный сапог, смачивает верх голенища водой и надевает его:

§

“Товарищ солдат, громим фашистов, марш на Берлин!”. И чуть дальше: “Петька Пимокат”.

Бабушка Анна услышала стук в окно. Она подумала, не привиделось ли ей это. Нет, это был другой стук.

Бабушка Анна подошла к окну. Она положила свои сухие руки на подоконник и выглянула наружу, но людей не увидела.

Ее жизнь долгое время была одинокой. Много лет назад к ней в окно постучали, и она узнала, что ее муж умер. В другой раз позвонил разносчик писем и сообщил ей, что Андрей пропал без вести. С тех пор она ждала его.

Чего теперь ждать? Каждый раз, когда я стучусь, мое сердце трепещет от слабой надежды.

Полуденное солнце радостно играло в луже после недавнего ливня. Трава под беседкой соседки Акимовны радостно зеленела. Куры были заняты в черной канаве под хижиной. И драчливый петух поднялся к зарослям и рассвету, захлопал крыльями и прокричал. Даже сквозь слепые окна был хорошо слышен его протяжный ликующий голос.

Бабушка Анна открыла дверь и увидела несколько незнакомых детей. Целую кучу. Их глаза были прикованы к окнам, пока они разговаривали.

Одна пара почти одновременно сказала: “Здравствуйте, бабушка Анна”.

– Здравствуйте, дорогие!” – приветствовала старушка, не задаваясь вопросом, откуда дети ее знают. – Вы все такие умные и красивые! И с какими новостями ко мне? Неужели вы просто пришли проведать меня?

Как бабушка, мы, Марина, смуглая, кареглазая девочка, приехали со всего пионерского лагеря “Орленок”. Вам, наверное, нужна помощь. Мы хотим воспользоваться вами.

– А еще мы красные скауты, – вмешался Антошка, блондин с курносым носом. – Видите?

Слушая лукавые слова “меценатство” и “красные следопыты”, старуха кивала. Однако от них можно было кое-что получить. Мальчики были приглашены в ее дом.

– Кто мы? Не стесняйтесь войти в хижину, если это так. Вы будете нашими гостями. Сгорбившись и не торопясь, она вошла на крыльцо. Мальчики цепочкой последовали за ней.

Пока бабушка Анна суетилась над мальчиками, она усадила мальчиков в избе:

– Что я могу предложить вам, мои дорогие?

Антошка кивнул в знак согласия. “Да, бабушка, мы только что пообедали”. добавила кареглазая Маринка:

— Мы, бабушка, сытые. Спасибо!

Однако бабушка Анна уже залезла в шкаф и достала банку вишневого варенья, поэтому она пригласила пионеров в гости.

– Как, как, как, – ласково сказала она. – Вы для меня такие гости.

В коридоре она нашла банку молока и принесла ее обратно. Когда она достала из духовки сковороду с подрумянившимися блинами, задвижка задребезжала. В это время мальчики осматривали дом старушки. Порядок. Чисто, уютно. Окна красиво занавешены, кровать аккуратно заправлена.

Из стены темных рам, украшенных красиво вышитыми рушниками, выглядывают два лица: пожилой мужчина с усами и совсем молодой человек без бороды. Сколько сходства между ними! Я вижу: отец и сын. Те, кто не вернулся с войны.

– Ой, девочки! – вдруг воскликнула, мгновенно прикрыв рот рукой, девушка с льняными косичками. – Тропинка!

– Что ты, Тося? Какая дорога? – Маринка не понимала.

– Тебе приснилось? спросил Антошка, но увидел на полу, на желтой краске, след от ботинка или туфли.

– И что? Какое откровение! Это совсем не удивительно. Но в целом. Бабушка Анна, наверное, наступила на него, когда рисовала. Возможно, глаза у нее были слабые, и она не заметила. Глядя на бабушку Анну, поднимающуюся по лестнице, Антошка сделал такой вывод.

Они ели блины с вареньем и пили молоко из холодных, как лед, чашек. В тусклом свете бабушка Анна с нежностью смотрела на детей, сидя на краю стола. Андрюшка точно так же наслаждался вареньем, когда был таким же ребенком, как и она.

– Это вкусно! Девочка с косичками сказала именно это, и все остальные ей вторили.

– Ты сама готовила, бабушка? – спросила Маринка.

– И ты тоже, дочка”, – сказала старуха. – Пожалуйста. Мой Андрюшка тоже любил варенье. Я готовила его каждый год и до сих пор готовлю.

Она пристально смотрела на стену, на портреты в рамке. Мальчики замолчали.

Я слышала извещение, пропал мой сын Андрюша, – тихо сказала бабушка Анна, – мой муж Никифор”. Не могу поверить. Нет. Акимовна, моя соседка, получила письмо с уведомлением о возвращении с войны сына Марка. А тут он пропал без вести. Как такое может быть?

Анна тяжело вздохнула. Некоторые мальчики тоже вздохнули. Антошка сказал:

– Мы, бабушка, узнаем о вашем сыне.

– В чем дело, сынок? – Старуха выжидающе посмотрела на мальчика. – О нет! – она разочарованно покачала головой – Что теперь…?

Это мы, Красные Следопыты, – снова сказал Антошка. – Мы сделаем все, что в наших силах. Потом он спросил: “Бабушка Анна, вы сами красите полы?”, осматривая пол.

Старуха поспешно ответила: “Ты, мой сын”. – Сам. Это моя привычка. С тех пор.

Вышла ты, бабушка, – снова заговорил Антошка. Наверное, наступила на крашеное и забыла. Антошка указал на то место, где бабушка Анна повернула голову, чтобы пристально посмотреть, и горько усмехнулся, сказав:

– О, мои дорогие дети! Каков возраст этого? Это след моего сына. Андрей. Вот я вам скажу.

Услышав голос бабушки Анны, ребята замерли на месте.

Во время войны они переехали из этого доходного дома в новую хижину. Прожив там несколько месяцев, все рухнуло. Сначала похитили Никифора, а потом их сына Андрея. Перед этим покрасили полы. Половину покрасили, а потом вторую половину. Андрей вбежал в избу матери и сказал: “Я иду на войну!”.

– Я благословил его, а когда выплакался, вернулся к рисованию. И я увидел, что есть след его, Андрюшки. Я снова плакала, но не красилась. След находится внутри дома, а не за его пределами. Оно вернется. Даже если он будет ранен и искалечен, он вернется. Вот почему с тех пор я не закрашиваю следы своего сына”. – Бабушка Анна глубоко вздохнула и печально закончила: “Да, я все время думаю, что Андриус приходит в дом….. Он приходит… Если одна нога здесь, он наступает на другую….

Они молча смотрели на бабушку Анну, на ее морщинистые щеки, а затем на тропу. Несмотря на то, что они знали, что их сын не вернется, им, как и бабушке Анне, было трудно в это поверить.

Деревня Алешки Ключевая лежит возле березовой рощи и реки. Ежедневно несколько дней подряд слышен веселый перезвон. Среди них дядя Игнат, кузнец, и дядя Петя, молотобоец, которые куют детали для плугов, борон, сеялок и даже тракторов, которые будут использоваться в поле.

Он не может равнодушно слушать пение железа, поэтому его тянет сюда. В кузнице его принимают как одного из своих.

Человек-молот, дядя Петя, улыбается. Он обнимает Алешу за плечи: “Доброго здоровья, Алексей Иванович!” Как у нас дела? Хорошо? Прекрасно. Буду учиться у вас, как вы горностаев раздуваете.

Алеша смеется, показывая редкие зубы, затем идет к печи.

В твоей сумке, что в ней? Его останавливает дядя Игнат, кузнец.

Из сумки Алешки достают тетради и передают ему. Взяв их и рассматривая, кузнец старается не испачкать их. Но Алешке нечего бояться. Оценки у него хорошие.

Ты молодец, мальчик, – говорит ему дядя Игнат. Твоя мужественность обязательно сделает тебя мужчиной”. Кузнец сметает пыль с верстака, где должен сидеть Алешка, и кладет на верстак несколько тряпок, чтобы Алешка не испачкался.

Сидя на верстаке, потемневшем от копоти, он тянет за деревянный рычаг, отполированный до блеска его руками – казык. В топке пламя достигает больших высот, когда мех тяжело сопит. Пламя бледно-желтого цвета охватывает голубые языки, пронзающие уголь.

Железо добывает дядя Игнат и сгребает его вместе с углем.

Большое железное ведро, перевернутое вверх дном, скатывалось в трубу, из которой валил изумрудный дым.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.